1522999450_647024_1523001384_noticia_normal_recorte1
© ERALDO PERES (AP)

Заключенный номер один

Похоже, самому популярному политику в истории Бразилии Луису Инасиу Луле да Силве вряд ли удастся принять участие в президентской гонке в октябре этого года. После пламенных речей и заявлений о том, что «нельзя пленить мечту»,  7 апреля он добровольно отправился сдаваться полиции. 

Фотографии Лулы, смиренного идущего в штаб бразильской федеральной полиции, чтобы стать без преувеличения главным заключенным страны, облетели практически все латиноамериканские и мировые СМИ. Лула, который еще недавно заявлял, что его противники не увидят его в тюрьме, потому что все обвинения против него политически мотивированы, неожиданно для многих сменил тактику и отправился в тюремную камеру сам.

Связано это, прежде всего, с состоявшимся 4 апреля заседанием Федерального верховного суда Бразилии, на котором было принято решение отклонить требование защиты экс-президента применить в случае Лулы принцип habeas corpus. Не вдаваясь в юридические тонкости вопроса, поясним, что на практике это означало, что Лула мог быть арестован и отправлен в тюрьму в любое время, поскольку его виновность уже была подтверждена судом во второй инстанции. Фактически дальнейшее пребывание политика на свободе зависело от воли судьи Сержиу Мору – главного борца с коррупцией и идейного противника Лулы в последние несколько лет. Судья дал бывшему президенту время до вечера 6 апреля, чтобы добровольно сдаться полиции, однако да Силва тянул время, возможно, отчасти потому, что значимая часть его однопартийцев и влиятельных представителей Партии трудящихся убеждали экс-президента не сдаваться, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации (ходили даже слухи, что да Силва может укрыться в каком-либо посольстве).  

Перед заключением Лула произнес перед тысячами сторонников одну из своих самых пламенных и эмоциональных речей, донося до общественности идею о том, что он Лула – «не человек, а идея», и что его пребывание в тюрьме не сможет остановить начатую им «революцию». Кроме того, экс-лидер обрушился с критикой на судебную систему Бразилии, вставшую на службу политическим интригам.

Хотя судебный процесс по делу бывшего президента еще далек от завершения, уже сейчас можно говорить, как минимум, о двух значимых проблемах, которые возникли в связи с его тюремным заключением.

Во-первых, вновь остро встал вопрос дальнейшего существования Партии трудящихся, которая всегда была завязана на личность Лулы, его харизму и авторитет. Лула создал ПТ и привел ее к успеху, именно его активной работе партия обязана своим нынешним положением и статусом ведущей политической силы в стране. Коррупционные скандалы и расследование в отношении да Силва серьезно подорвали доверие к ПТ, однако не лишили ее электоральной поддержки. Однако заключение Лулы и его потенциальный выход из даже еще не начавшейся президентской гонки способны нанести куда более серьезный ущерб организации, чем все коррупционные скандалы вместе взятые. Лидеры ПТ слишком долго надеялись на «карту Лулы», оставляя разработку «плана Б» на потом. Намеренно или нет, но Партия трудящихся сделала слишком однозначную ставку на кандидатуру экс-лидера, действительно располагающего, согласно опросам, значительной поддержкой населения. При этом организация практически вытеснила из поля зрения широкой общественности других возможных кандидатов от ПТ, уделяя их позиционированию и продвижению ничтожно мало внимания по сравнению с вниманием, которое доставалось судебным разбирательствам Лулы. Пока «план Б» в представлении ПТ олицетворяет Фернанду Адад (Fernando Haddad), бывший министр кабинетов Лулы и Дилмы, а также бывший мэр Сан-Паулу. Хадад – более чем приемлемый кандидат, с хорошим «послужным списком» и относительно нейтральным политическим образом, однако потребуется применение серьезных ресурсов всей ПТ, чтобы к октябрю сделать из него «звезду» и хорошо узнаваемого кандидата, потому что пока его популярность и узнаваемость не на высоте.

Второй серьезный вопрос, который возникает после заключения Лулы под стражу, — это вопрос сохранения темпов борьбы с коррупцией не только в Бразилии, но и во всем регионе. Начавшаяся в Бразилии операция Lava Jato со всей очевидностью продемонстрировала, что Латино-Карибская Америка буквально погрязла в коррупции, причем на самом высоком уровне. Процесс в отношении да Силвы, обвинения и тюремный срок в 12 лет – это важные события в региональной антикоррупционной повестке. События в Бразилии доказывают, что даже самый популярный политик, располагающий поддержкой миллионов последователей, не может противостоять запустившейся машине правосудия. Во многих смыслах пример Бразилии мотивирует на антикоррупционную борьбу и другие страны региона. Однако одновременно процесс над Лулой эту же идею борьбы со злоупотреблениями дискредитирует: подстегиваемый политическими противниками бывшего президента, он институционально непредсказуем и в любой момент может просто застопориться или даже обернуться против его инициаторов.

Автор статьи: Анастасия Борик
Хэштеги:
0 поделились
Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 − четыре =

16 + восемь =

Регистрация