«Lava Jato» и «Odebrecht»

Коррупционные дела в Бразилии прогремели, без преувеличения, на весь мир. Долгое время Бразилию считали образцом демократии развивающихся стран, перенявшую социально-политические практики развитых государств Запада. Однако события последних лет продемонстрировали, что политическая культура латиноамериканского гиганта сохраняет склонность к коррумпированности, непотизму и злоупотреблению положением. 

Операция «Lava Jato»

Загадочное сочетание «Lava Jato», читается как «Лава-жату», встречается не только в бразильских, но и латиноамериканских и европейских медиа. В России операция обычно фигурирует под названием «Автомойка», что связано с изначальными данными бразильских оперативников. «Автомойка» стартовала в марте 2014 года с информации о том, что организованные криминальные группы используют заправки и автомойки для отмывания незаконно полученных денег. Следствием были установлены основные участники, посредники и схемы, через которые осуществлялось отмывание средств на автомойках и заправках, однако на этом операция не закончилась. Раскрутка полученных данных вывела правоохранителей на совершенно новый уровень участников: в отмывании денег, взятках и проведении строительных работ по заведомо завышенным ценам были уличены политики, парламентарии, бизнесмены, партийные деятели, бывшие президенты и министры, а также крупнейшие бразильские компании, включая знаменитую Petrobras (главная нефтяная компания Бразилии). Последняя, в частности, проводила «договорные» конкурсы и тендеры на строительные и иные схожие работы среди компаний так называемого «картеля», состоящего из конкретных предприятий, полностью поддерживающих негласные правила распределения подрядов. К участию в торгах допускались только члены «картеля», которые заранее распределяли между собой проекты и предлагали свои услуги по завышенным ценам. Сотрудники Petrobras получали за такие тендеры откаты в размере от 1 до 5% от суммы контракта. Одновременно следствие выяснило, что в махинации с тендерами были вовлечены и политики федерального и регионального уровня, включая самых высокопоставленных чиновников.

«Баланс» операции поражает: 274 обвиняемых, 141 приговор, 1434 процесса, ущерб на миллиарды реалов и несколько десятков покатившихся под откос карьер. Под «каток» «Lava Jato» попали фигуры впечатляющего масштаба: бывшие президенты Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва, Дилма Русеф, Фернанду Колор ди Мелу, губернатор Рио-де-Жанейро Сержиу Карбрал, министры кабинета Русеф, Лулы и Темера. В бизнес-среде большего всего досталось государственной Petrobras и частным Odebrecht и Andrade Gutierrez, которые лишились значительной части своего руководства, причем некоторые руководители вынуждены были поменять комфортные офисы на тюремные камеры. Это, в частности, касается бывшего главы Odebrecht Марселу Одебрехта, приговоренного к 19 годам тюремного заключения.

Дело «Odebrecht»: бразильские корни – региональные последствия

Отдельно необходимо поговорить именно об Odebrecht, поскольку ситуация с этой компанией перешагнула бразильские границы и разрослась в проблему региональных масштабов. Практически каждое издание в Латинской Америке хотя бы раз писало о последствиях скандала с Odebrecht для национальных политики и экономики, а все потому, что эта компания занимала львиную долю строительного рынка Латино-Карибской Америки (ЛКА). Компания оказалась вовлеченной в коррупционные связи с политиками самого высокого ранга, включая президентов и министров, далеко за пределами Бразилии: по разным данным, компания заплатила порядка 788 млн долларов США в виде взяток высокопоставленным чиновникам в 12 странах Латинской Америки и Африки. Пока наибольший эффект дело Odebrecht произвело в Перу, где обвиняют сразу нескольких бывших президентов в получении взяток от компании.

Расследование коррупционной деятельности Odebrecht серьезно встряхнуло страны ЛКА. Политические страсти вкупе с экономической непредсказуемостью нанесли ощутимый удар по инфраструктурным и энергетическим проектам в регионе: инвесторы и раньше с опаской шли на характерные для государств ЛКА риски, а теперь все чаще сокращают свою инвестиционную активность. Это приводит к сворачиванию отдельных проектов, а также к общему замедлению экономических процессов в регионе. Об этом, кстати, заявляли еще в мае 2017 года в агентстве Moody’s.  

Оставив в стороне обсуждение операции и связанных с ней дел, подчеркнем, почему все же необходимо понимать суть этой большой антикоррупционной кампании.

Во-первых, операция «Автомойка» не окончена. Ее развитие предсказать практически невозможно, остается только внимательно наблюдать за происходящим и фиксировать изменения. Борьба с коррупцией продолжается, и «неприкосновенных», похоже, действительно нет. Сегодняшние потенциальные участники президентских выборов 2018 года вполне могут оказаться завтрашними фигурантами новых дел. 

Во-вторых, настолько масштабная антикоррупционная кампания говорит о серьезных сдвигах в политическом сознании бразильцев. Бразилия стремится стать «чистым» государством с прозрачными правилами игры, в котором наказание за нарушение этих правил настигнет всех, вне зависимости от их положения и ресурсов. Представляется, что это очень позитивный сдвиг, и этому у бразильцев стоит поучиться.

Автор статьи: Анастасия Борик
Хэштеги:
0 поделились
Предыдущая статья

Lembrar VS lembrar-se

Следующая статья

Выборы близко

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − одиннадцать =

пять × 2 =

Регистрация