Региональное лидерство Бразилии: проблемы и перспективы

О Бразилии уже давно говорят как о восходящей державе, имеющей шансы попасть в список самых значимых фигур на «большой шахматной доске» мировой политики. За последние годы латиноамериканская страна успела продемонстрировать не только экономические и торговые успехи, но и очевидные политические амбиции, которые находят свое отражение в многовекторной деятельности бразильской дипломатии. Конечно, пока говорить о мировом признании несколько преждевременно, однако на региональном уровне Бразилию принято считать ключевым игроком. Так ли это на самом деле? Что способствует и препятствует лидерству Бразилии в Латино-Карибской Америке (ЛКА)? Попробуем сегодня в этом разобраться.

Все выше и выше

Сначала поговорим о факторах, работающих на повышение роли Бразилиа в ЛКА.

Во-первых, бразильское влияние в регионе опирается на мощную экономику страны. За последние годы государству удалось «вытащить» из нищеты почти 29 млн.человек, существенно снизить неравенство, одновременно повысив уровень и качество жизни. Бразильская экономическая модель продемонстрировала свою эффективность и приобрела популярность среди многих государств региона, а тесные торгово-экономические и финансовые связи Бразилии с ведущими мировыми державами, включая КНР и США, создают дополнительные опоры для деятельности Бразилиа в ЛКА.

Можно справедливо заметить, что сейчас экономика Бразилии находится не в лучшей форме и вряд ли способна давать устойчивый импульс для продвижения интересов страны на уровне региона. Это действительно так, бразильская экономика переживает глубокую рецессию, демонстрируя общее сокращение хозяйственной активности, снижение уровня доходов и благосостояния граждан. Тем не менее необходимо учитывать, как минимум, два момента. Во-первых, за первые месяцы 2017 г. Бразилия продемонстрировала очень вялый и неустойчивый, но все же рост. Согласно оценкам ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития), Бразилия постепенно выходит из затянувшейся рецессии, хотя «выздоровление» экономики будет небыстрым. Организация прогнозирует низкую инфляцию и оживление инвестиционной активности, однако подчеркивает, что для дальнейшего роста потребуется принятие целого ряда экономических, фискальных и административных решений. Во-вторых, потенциал экономики Бразилии поистине огромен. Государство обладает обширными природными ресурсам (помимо нефти это марганец, железная руда, алюминий, уран, золото, драгоценные и полудрагоценные камни, etc.), а также значимым человеческим капиталом, качество которого существенно повысилось за последние десятилетие за счет расширения доступа к образованию и «лифтам» социальной мобильности. Одновременно Бразилия – это мировой центр биоразнообразия и биоресурсов, что в перспективе может стать отдельным направлением экономики (например, как направление рекреационного туризма).

Во-вторых, Бразилия видит себя региональным лидером и стремится им быть. Как ни странно, это чрезвычайно важный фактор для региональной державы. Случается, что даже крупные державы не позиционируют себя как лидеров или даже «первых среди равных», сосредотачивая свои усилия на внутриполитической повестке. Это совсем не случай Бразилии: еще во времена военной диктатуры раздавались уверенные голоса, требующие большего участия Бразилиа в делах региона и в рамках общемировых структур. В начале демократического пути Бразилия на время оставила свои притязания, погрузившись в решение внутренних проблем, однако начиная с президентства Фернанду Энрики Кардозу (1995-2003 гг.) внешнеполитический дискурс во многом завязан именно на продвижении имиджа Бразилии как латиноамериканского или южноамериканского лидера, как будущего глобального игрока, как выразителя интересов региона на мировых площадках и как двигателя внутрирегиональных интеграционных проектов.

Активность Бразилии на этом направлении играет ключевую роль в формировании ее статуса региональной державы с глобальными перспективами. Усилиями бразильского руководства стране удалось стать членом G20, группы БРИКС, кандидатом на постоянное членство в Совбезе ООН, инициатором и двигателем многих региональных проектов, включая Меркосур, УНАСУР и СЕЛАК. Бразильцы не забывают и о значении двусторонних отношений, устанавливая партнерское взаимодействие с ведущими странами мира – Китаем, США, Россией и ЕС.

В-третьих, на руку Бразилии играют и настроения внутри ЛКА, среди которых особенно выделяется стремление государств региона к большей самостоятельности и независимости во внешней политике, что напрямую связано с желанием избавиться от призрака колониальной зависимости и пребывания «в тени Вашингтона». Государства ЛКА уверены, что внутрирегиональные проблемы лежат в сфере их ответственности, и уверенная позиция Бразилиа по этому вопросу импонирует многим странам региона.

Безусловно, это не все факторы, обуславливающие рост влияния Бразилии на региональную повестку в последние годы. Среди прочих упомянем также богатое культурное наследие страны, благосклонное отношение к Бразилии крупнейших международных организаций, успешное освоение страной и ее жителями демократических правил игры и ценностей, а также существенный вклад государства в международную борьбу с климатическими изменениями.

Ложки дегтя

Между тем на пути к региональному и мировому лидерству Бразилия сталкивается с целым рядом ограничений.

Во-первых, влияние Бразилии, опирающееся на экономическую мощь, сильно зависит от конъюнктурных настроений малых и средних стран[i] региона. Ориентируясь в своей внешней политике на крупные державы, малые и средние государства могут легко менять свою политическую аффилированность, если того требует обстоятельства. Иными словами, поддержка Бразилии в регионе может появляться и исчезать в зависимости от устремлений «групп поддержки». В качестве примера здесь можно привести ситуацию с интеграционным «детищем» Бразилии – объединением Меркосур. На рубеже 1999-2000 гг. Бразилия пережила тяжелую девальвацию реала, что негативно сказалось на импортерах бразильских товаров в блоке, в ответ Аргентина, Парагвай и Уругвай приняли ряд протекционистских мер, противоречивших логике и духу формирования общего рынка и заключенным договоренностям. Парагвай и Уругвай, изначально пребывавшие в сфере влияния Бразилии, пошли против нее.

Во-вторых, в Латино-Карибской Америке крайне высока степень конкуренции государств за звание регионального лидера. Не только Бразилия считает себя достойной этого, на статус претендуют также Аргентина, Чили, Мексика и даже Колумбия (раньше в этот список входила и Венесуэла, однако сейчас властям Боливарианской Республики совсем не до регионального господства). При этом позиции Аргентины и Мексики также довольно сильны, учитывая их заметное присутствие в региональных и международных институтах и площадках. Кроме того, экономический отрыв Бразилии от других стран региона хотя и сохраняется, но уже далеко не так грандиозен, как раньше, особенно в сопоставлении с масштабами национальных экономик и их потенциалами.

Хорошей иллюстрацией конкуренции служит, например, инициатива создания Тихоокеанского Альянса, очевидного конкурента продвигаемым Бразилией интеграционным проектам, в особенности Меркосур. Альянс, состоящий из Чили, Перу, Колумбии, Мексики и Коста-Рики, едва ли не открыто оспаривает ведущую роль Бразилиа в ЛКА. У Тихоокеанского Альянса есть, кроме того, негласный покровитель в лице Вашингтона, что усиливает позиции блока. Впрочем, пока перспективы Альянса так же туманны, как и перспективы Мекркосур, но это не снимает накала страстей в регионе, где за лидерство борются сразу несколько целеустремлённых держав.

В-третьих, Бразилии будет непросто преодолеть отторжение на культурно-бытовом уровне. Нам в России зачастую кажется, что, в сущности, нет особой разницы между испаноговорящими Чили или Колумбией и португалоговорящей Бразилией. В действительности это совершенно не так. На самом простом бытовом уровне идея лидерства португалоязычной страны в регионе, где практически все остальные государства говорят на испанском, представляется, как минимум, неоднозначной. Рядовой колумбиец или мексиканец вряд ли видит выразителем интересов ЛКА Бразилию, и дело здесь не только и не столько в национальной гордости. При всей близости культурной, исторической и политической, испаноговорящие страны далеки от объединения под эгидой Бразилии, и это то, с чем Бразилии придется иметь дело еще, вероятно, довольно долго.

Бразилия – сильный региональный игрок, она наглядно продемонстрировала, что может не только отстаивать собственные интересы, но и распространять свое влияние за пределы национальных границ. Сможет ли она стать настоящим региональным лидером? Этот вопрос пока остается открытым.

[i] Устоявшийся термин «малые и средние государства» часто используют для описания региональных аспектов международных отношений. Подробнее о сути этого явления можно посмотреть, например, здесь: http://www.intertrends.ru/eighteenth/010.htm

Автор статьи: Анастасия Борик
Хэштеги:
0 поделились
Предыдущая статья

Sextou? Vamos sextar!

Следующая статья

Всё о бразильском «jeito»

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × 3 =

[wppb-login] Регистрация