Крейсер Bahia

Бразилия в Первой мировой войне

Бразилия была единственной страной Южной Америки, вступившей в Первую мировую войну. Ее участие в конфликте было скромным, но примечательным; война к тому же сильно повлияла на дальнейшую политическую и экономическую жизнь Бразилии — и, конечно, на развитие ее вооруженных сил.

Бразильские летчики проходят подготовку в Британии

28 июня 1914 года в Сараево был убит наследник австро-венгерского престола эрцгерцог Фердинанд, и 28 июля началась Первая мировая война. Через неделю после этого, 4 августа, Бразилия приняла решение о нейтралитете. Позиция Бразилии последовала за решением США, которые на первом этапе боевых действий также объявили о нейтралитете.

Кроме того, такой шаг объяснялся выгодами, получаемыми от отношений с Германией: экономическое и политическое взаимодействие с этой страной было тогда весьма интенсивным. Бразилия в том числе направляла своих офицеров на службу в немецкую армию, которая в то время считалась одной из наилучшим образом подготовленных и организованных в мире. Правительство страны покупало у германских предприятий оружие. Не стоит забывать и о том, что выходцев из Германии в Бразилии, в частности в южных штатах, было так много — и влияние немецкой диаспоры было настолько сильным — что в бразильских элитах в начале XX века велись разговоры о «германской угрозе».

Поэтому руководству Бразилии было очевидно, что ввязываться в европейский конфликт незачем. Еще меньше смысла видели в вооруженном участии в войне: бразильские войска с трудом подавляли даже крестьянские восстания, такие как «война Канудус» в 1896-1897 годах и восстание Контестаду, разразившееся в 1912-м.

Изменение позиции страны началось лишь в 1917 году. К тому моменту бразильская экономика уже ощутимо пострадала от войны: доходы от главной статьи бразильского экспорта — кофе — упали вследствие того, что было нарушено трансатлантическое сообщение, просев еще сильнее, когда стали невозможны поставки кофе в Германию даже через третьи страны. Кроме того, к началу войны Бразилия утратила первенство в производстве каучука, что историки связывают с отсутствием у страны собственного торгового флота.

В частности из-за этого, когда 5 апреля немецкая подводная лодка торпедировала и потопила бразильское судно Paraná, уже 11 апреля Бразилия разорвала дипломатические отношения с Германией. В городах Риу-Гранди-ду-Сул — того самого штата с наиболее значительной прослойкой выходцев из Германии — произошли нападения на магазины и другие здания, принадлежавшие немцам. Широкий общественный резонанс вынудил уйти в отставку министра иностранных дел Лауро Мюллера — чиновник имел немецкое происхождение и выступал за нейтралитет Бразилии. В мае-июне, когда стало известно о новых атаках на бразильские суда, правительство страны конфисковало свыше 40 немецких торговых кораблей, стоявших на якоре в бразильских портах. Последней каплей стало торпедирование Германией судна Macau у берегов Испании и взятие в плен его капитана 18 октября — в ответ на это 26 октября Центральным державам была объявлена война.

Президент Венсеслау Брас подписывает документ об объявлении войны, 26 октября 1917 года

16 ноября глава государства санкционировал закон о войне. Среди прочих ответных мер в нем значился отзыв лицензий на деятельность у немецких банков и страховых компаний.

Непосредственно же участие Бразилии в войне было символическим и не обошлось без трагикомичных моментов. Из Бразилии в Европу отправились в первую очередь военные врачи, а сформированная в стране морская эскадра для военных операций (Divisão Naval em Operações de Guerra, DNOG), возглавляемая контр-адмиралом Педро Максом Фернандо Фронтином, должна была патрулировать район западного побережья Африки под началом британского адмиралтейства.

Врачи добрались до берегов Франции, а моряки — до Сенегала лишь в сентябре 1918-го. По пути в Африку эскадра была неудачно атакована немецкой подлодкой — судя по всему, это было единственное столкновение бразильских войск с немецкими за весь период войны — а в Дакаре две тысячи моряков заразились «испанкой», и как минимум 156 из них умерли именно от гриппа. В итоге морская дивизия смогла вступить в бой только после прибытия подкрепления 10 ноября — но так этого и не сделала: на следующий день война закончилась.

Уже после подписания перемирия курьезный эпизод произошел с крейсером Bahia: заметив в воде нечто похожее на перископ, дозорные бразильского корабля решили, что это вражеская подводная лодка, и Bahia открыла огонь. Но, увидев, как в соленой морской воде растворяется кровь, моряки поняли, что за перископ они приняли стаю морских свиней, невинно проплывавших мимо корабля. В результате «сражения при Тониньясе» (именно так — Batalha das Toninhas — бразильцы с иронией называют это событие войны; toninhas — это как раз-таки морские свиньи) погибло 46 представителей вида.

Стоит отметить, что в отличие от DNOG, бразильские врачи сыграли действительно важную роль в военной и послевоенной жизни Европы: основанный ими в Париже госпиталь продолжал работать и после перемирия, помогая не только участникам войны, но и пострадавшим от нее, которые прибывали из всех регионов Франции. А еще на войну были отправлены 13 бразильских летчиков и группа из 24 офицеров, которые многому научились у французов в ходе совместных наблюдательных и учебных миссий.

Президент Брас (в центре) и миссия бразильских врачей

Скромный вклад бразильской армии в войну не помешал стране стать одной из 32 участниц Парижской мирной конференции в 1919 году. Бразилия, в частности, смогла включить в состав своего флота немецкие корабли, которые были конфискованы в ответ на первые атаки немцев на бразильские суда. Один из них — Cabedelo — в феврале 1942-го исчез в зоне активных подводных боев в Атлантическом океане, что стало одной из отправных точек к участию Бразилии во Второй мировой (да, она для Бразилии тоже началась с атак на гражданские корабли).

Война сыграла немаловажную роль в последующем развитии Бразилии: ось политического влияния на страну переместилась из Лондона в Вашингтон, а главным экономическим уроком, извлеченным из вызванных войной проблем на глобальном рынке, стала необходимость снижения зависимости от импорта — нарастить свое производство удалось довольно скоро: с 1912 по 1920 годы число рабочих, занятых в бразильской промышленности, почти удвоилось — и это было только начало.

На обложке: крейсер Bahia на картине Оскара Паркса

Автор статьи: Илья Кашурников
Хэштеги:
0 поделились
Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × четыре =

[wppb-login] Регистрация