Языковая школа Clube Eslavo в Сан-Паулу

Двенадцать лет назад все начиналось с частных уроков русского языка на дому. Постепенно занятия переросли в самостоятельную школу, главным направлением деятельности которой стало обучение русскому языку в Бразилии. На вопросы BRASIL.RU ответила основательница проекта Clube Eslavo Снежана Мазнова.

– Снежана, расскажите, пожалуйста, как все началось, как развивался ваш бизнес?

 – Бизнес родился как обычное хобби. Я никогда не задумывалась над тем, чтобы открыть школу. Первое высшее образование у меня по специальности «бухгалтерский учет и аудит», а второе – «международные экономические отношения». В Бразилии я не смогла легализировать свои дипломы, чтобы работать по профессии, и поначалу находилась в сложных финансовых условиях. Поэтому я стала давать частные уроки русского языка на дому.

Столкнулась с тем, что есть много учебных материалов по данной теме, но в основном они все написаны для ученика, который все-таки изучает русский язык в русскоговорящей среде, на курсах или в университете именно в России. Использовать эти учебники для учеников, которые изучают русский язык за границей, было очень сложно. Они доходили, например, до тридцатого урока и уже не помнили, что было в пятом уроке. Постоянно шли новые темы, и не было повторения. Поэтому я сама, как математик, начала просто просчитывать методику и создавать тексты, в которых постоянно отображается предыдущий материал и добавляется новый. Ученики, таким образом, учат что-то новое и при этом постоянно повторяют уже пройденное. Все тексты, которые я использую, просчитаны математически.

– Непосредственно тексты вы сами формировали?

– Да, я это делала в Excel. Сама формировала, потом отрабатывала материалы на занятиях с учениками, смотрела, что работает, что нужно добавить. Можно сказать, что на протяжении трех лет эти тексты подчищались, дорабатывались. Сейчас в нашей школе работает 12 человек, и мы продолжаем что-то переделывать. Наши преподаватели – творческие люди, у каждого есть свои исследования, выводы. Каждый может дать ценный совет – две головы лучше, чем одна.

Потом у меня стало очень много учеников, и в домашних условиях все они перестали помещаться. Были люди, которые ждали два года, чтобы у меня появился один часок раз в неделю провести с ними занятие. Я поняла, что в моей квартире уже ни у кого нет личной жизни, потому что все пространство и время занимают только мои ученики, которые начинают приходить в 7 утра и уходят в 11 ночи, с коротким перерывом на обед, в который я кормлю детей.

Поэтому я начала собирать заинтересованных ребят, которые были готовы работать с моей методикой. И можно сказать, что школа Clube Eslavo создавалась без какого бы то ни было бизнес-плана, без капиталовложений. Просто в один прекрасный момент практически все собрались у меня дома. И если раньше я работала дома, то сейчас я живу на работе. Ничего не изменилось, все по-старому. Потихонечку собралась хорошая команда, и сейчас ребята тоже работают с прежним материалом, а также создают свои дополнительные материалы. Мы ведем блог, у нас есть страница в Фейсбуке. Сейчас я уже не одна.

– Какие языки преподают в вашей школе?

– Мы начали с русского, потому что я дома начала преподавание именно с русского языка, потом добавили украинский, сейчас мы добавляем польский. Еще у нас есть португальский для русскоязычных, но это направление пока что не очень развито. У нас, к сожалению, сейчас нет такого преподавателя, который будет параллельно создавать материалы или адаптировать существующие, вести блог. Ведь работа преподавателя – это не просто изложить материал урока, но способность заразить своим энтузиазмом и любовью к языку, создать что-то новое и интересное, мотивировать на положительный результат. В настоящее время с нами сотрудничает преподаватель, у которого продвинутый уровень русского языка. Он преподает португальский здесь в школе для бразильцев, у него большая загруженность. Поэтому с португальским пока сложно.

У нас есть английский, который больше востребован в форме индивидуальных уроков. Это дополнительное направление, его развивают наши ученики. А так самый большой поток – это те, кто изучает русский язык, он пользуется большим спросом.

– То есть у вас получается интернациональный коллектив, и преподаватели говорят на нескольких языках?

– В основном русские, украинцы и белорусы, есть три бразильца. Был бразилец, который делал киноклубы, но потом уехал в Россию учиться. Мы ждем от него много новых идей, когда он вернется.

– Как долго надо заниматься в языковой школе Clube Eslavo, чтобы начать говорить по-русски?

– Если ученик прилежный, он действительно занимается, делает домашние задания каждый день хотя бы 15 минут – с учетом того, что он занимается вне русскоязычной среды и у него нет прямого контакта с носителями, – до уровня А2 он доходит за полтора года. Это еще не тот уровень, чтобы поступить в университет, но достаточный для того, чтобы сдать тестирование на знание русского языка как иностранного и подать документы на получение российского гражданства.

Если вы уже были в Бразилии, вы знаете, что это жаркая тропическая страна, поэтому бразильцы более медленные, чем мы. Есть много учеников, которых нужно просто тянуть за уши к их мечте. Потому что сами они не идут, устают по пути.

– По сути, у вас предусмотрен мотивационный блок, вы стараетесь заинтересовать учеников в изучении языка. Как и чем мотивируете?

– Кроме блога, у нас есть страница в Фейсбуке, мы создаем разные ресурсы для учеников, которые уже занимаются, чтоб поддерживать мотивацию. В настоящее время у них есть доступ к преподавателю каждый день. В Ватсапе созданы различные группы, в зависимости от уровня владения языком, там можно общаться, задавать вопросы. Эта опция бесплатна, то есть можно учиться самостоятельно, было бы желание. Мы также предоставляем интересные дополнительные материалы, стараемся, чтобы постоянно было что-то новое, интересное, привлекающее внимание.

– Расскажите о формате занятий, какова их длительность, сколько раз в неделю?

– Так как большинство учеников взрослые и все работают, многие занимаются онлайн. Большая часть слушателей находит возможность заниматься очно с преподавателем раз в неделю час или полтора. В основном это очные индивидуальные занятия в Сан-Паулу, немного в Рио-де-Жанейро, Салвадоре, иногда в Куритибе, Флорианополисе и Манаусе. Занятие в группе длится два часа, один раз в неделю. По субботам продолжительность занятия может быть три часа. Иногда делаем летний или зимний интенсивный курс – занятия проходят каждый день в течение месяца.

Если ученик занимается раз в неделю, на протяжении недели у него есть небольшое домашнее задание. Кроме этого, если у него есть дополнительное время, он имеет возможность, изучить учебный материал самостоятельно. В наших учебниках все объяснения излагаются очень простым португальским языком. Есть понимание того, что в бразильской школе не делается сильный упор на грамматику, как, например, в школе российской. Поэтому в учебниках все написано очень простым языком, с примерами, сравнениями – можно заниматься и усваивать материал без преподавателя. Тот, у кого есть свободное время, может за неделю сам выучить два-три урока, а потом задать появившиеся вопросы в группе и получить объяснения, ответы, аплодисменты коллег. Он имеет возможность прийти на урок и использовать время с преподавателем на уроке для того, что не может сделать сам. То есть поправить произношение, выполнить устно упражнение, чтобы лучше усвоить грамматику, сделать упор на разговорную часть. С нашей стороны это всегда очень поддерживается и приветствуется.

– Какие русские звуки для бразильцев самые сложные?

– В основном сложности возникают с мягкими согласными в окончаниях. Слова «маленький», «исторический», сочетания «скань», «чк» – у них нет таких звуков, и поначалу это вызывает затруднения. В принципе, это все отрабатывается, просто вопрос практики. С первого раза, конечно, не могут сказать «достопримечательность», но потом все выговаривают.

– Можете классифицировать ваших слушателей по тому, зачем они учат русский язык, что ими движет, какие устремления?

– Это те, кто любит русскую литературу, классику, хотел бы читать ее в оригинале. Есть те, кто самостоятельно или через компанию ищут выход на Россию для установления деловых связей. Иногда это люди, которые уже работают с российскими партнерами. Часто изучают русский язык математики. Очень много информации в интернете по математике именно на русском, поэтому учат русский, чтобы читать статьи, понимать их. Многие учат русский язык, чтобы потом учиться в России. Есть те, кто увлекается историей Советского Союза, коммунизмом. Они все влюблены в Валентину Терешкову, мечтают стать Юрием Гагариным или даже Андреем Сахаровым, они учат русский из любви к Советскому Союзу.

Есть некоторые ученики, которые изучают русский для общения с родственниками своей супруги или супруга. А еще после распада Советского Союза создался такой стереотип как «русская невеста». Это, конечно, очень грустно, но есть очень много бразильцев, которые постоянно в поиске по соцсетям. Они все тоже дружно учат русский язык, и это достаточно большая часть учеников.

– Преимущественно молодые люди, получается, учат русский язык с этой целью?

– Не только. Есть мужчины, которым уже 40–50 лет, у них уже была семья, а сейчас они вдруг где-то прочитали про такой стереотип. И вот они даже не знают, что это, они даже не знают, правда ли это, но они прочитали интересную сказку о жар-птице, и они поверили в нее.

– Бразильские девушки насколько активны в поиске русских принцев, такой стереотип есть?

– Не настолько, нет. Такой стереотип не создавался после распада Советского Союза. Есть агентство «Русская невеста», а агентства «Русский жених» нет. Обделили наших мужчин вниманием.

– Вы оформляли школу как юридическое лицо, было ли это сложно?

– Пришлось оформиться, так как у меня работают преподаватели, я полностью отвечаю за них. Поэтому, естественно, если у меня будут какие-то проблемы с налоговой, проблемы будут у всех. Я оформила свою школу как юридическое лицо. Половина преподавателей работает по трудовой книжке, половина работает как фрилансеры, но они должны были зарегистрироваться как микропредприятие, чтобы официально выписывать счета-фактуры.

Дело в том, что если на счет школы поступают определенные оплаты всех учащихся, то необходимо провести отчет в бухгалтерии, куда эти деньги ушли. В противном случае эти суммы будут считаться моим доходом, и я буду платить большие налоги. Поэтому преподаватели, работающие как фрилансеры, выписывают счет-фактуру.

– Как давно вы в Бразилии, и как вы оказались в этой стране?

– Я одна из русских невест. Но, конечно, все было совсем не так, как в брачном агентстве. Мы случайно встретились, и он не был в поиске. Потом мы разошлись, что показывает, что стереотипы не оправдывают себя. Мы познакомились в Японии, я готовилась на переводчика японского языка. В итоге я все бросила и уехала в Бразилию. Но, естественно, после Японии Бразилия – это был очень резкий культурный шок. Тем более что мы, славяне, как муравьи, нам надо все быстро и все по полочкам разложить, а тут еще плюс Япония, где все должно быть четко. Поэтому в Бразилии я чуть не сошла с ума, и через год мы разошлись, потому что работала только я. Но теперь я понимаю, что он тоже как бы своеобразно работал. Просто столкнулись разные культуры, и одна работает по-своему, а другая гиперактивная. Не получилось нам идти по одной дороге. Таким образом я попала в Бразилию и здесь уже 12 лет.

– Почему решили остаться, ведь всегда есть возможность вернуться, что-то держало?

– Когда мы расстались, я была беременна и уже не могла уехать, потому что на седьмом месяце не разрешаются дальние перелеты, не выпускают в аэропорту. Нужна справка доктора, что можно выехать. А потом отец отказался подписывать разрешение на вывоз ребенка. И поэтому, на самом деле, Бразилия превратилась в мою тюрьму, которую я должна была срочно подстроить под себя, потому что другого выхода у меня просто не было. Мне надо было сделать очень быстро так, чтоб мы выжили. Это был стимул оперативно что-то придумать в финансовом плане, на что можно было бы жить.

– Вы героический человек. С ребенком в чужой стране и так мобилизоваться.

– Все наши женщины на это способны, мы такие. Отец подписал разрешение на выезд только в прошлом году, когда ребенку исполнилось 10 лет. В Россию за все это время мы так и не смогли поехать. Шесть лет назад мне пришлось обратиться в суд и начать юридический процесс, просить разрешение на выезд, потому что моя бабушка по маминой линии была при смерти. Семья моей мамы живет в Украине, а семья отца живет в России. Мне подписали разрешение на выезд только на 30 дней в Украину. К сожалению, я даже не смогла увидеть бабушку в России, но на следующий год мы хотим, наконец-то, поехать и увидеть всех сразу.

– Драматическая история.

– Здесь многие женщины, кто развелся, с этим сталкиваются. Знаю одну девушку, у нее трое детей, она разведена. Когда она уезжает повидаться с родителями, бывший муж разрешает вывозить, например, только двоих детей, а третий должен оставаться в качестве залога, гарантируя, что другие вернутся. Это все очень грустно и ужасно.

– Вероятно, это то, о чем имеет смысл думать русским невестам заранее. Но о таких вещах люди обычно не думают, когда рисуют себе красивые картины будущего.

– Естественно, любовь зла. Но эта проблема существует не только в Бразилии, она есть в Европе тоже, во многих странах. Девушки разводятся и чаще всего не могут уехать.

– Возвращаясь к языковой школе, какими учениками вы гордитесь, какими их достижениями?

– В принципе, преподаватель гордится любыми достижениями своих учеников. Потому что все-таки ученики бывают разные, и способности у людей разные. Один математик, второй гуманитарий. Кто-то получил грант и поступил в университет бесплатно в России, мы им гордимся, но другой, наконец-то, на третьем уроке выучил алфавит, мы им тоже гордимся.

Стараемся всеми гордиться понемногу, но, естественно, есть ученики очень сложные. Есть ученики не то что бы необучаемые, а имеющие много комплексов. Некоторые приходят на урок с таким блоком: «Я не могу, это все сложно, у меня ничего не получится». Приходится проводить воспитательную работу, как в детском саду для группы 3–4 лет, поддерживать, говорить: «Молодец, давай еще пять раз повторим».

Есть ученики, которые изучают русский для того, чтобы поступить в университет в России. Они звонят и говорят: «Я прошел по конкурсу» или «Я выиграл конкурс на лучшего чтеца стихотворения Пушкина и могу бесплатно год изучать русский язык в России». Это всегда очень радует. Кто-то получил работу в «Роснефти», конечно, все говорят: «Молодец, ты супер!». Такие достижения окрыляют.

– Вы не теряете своих учеников, или, скорее, они вас не теряют?

– У нас группа в Фейсбуке, и там девять тысяч двести человек. Потерять их очень сложно. Мне, наверное, сложнее спрятаться от них, чем потерять. Потому что они все равно всегда пишут, что у них получилось, где они были. «Осуществилась мечта, я поехал в Россию!» – им нужно все рассказать. Естественно, их нужно выслушать и поддержать.

Как я уже говорила, раньше я работала дома, сейчас я живу на работе. Потому что это для меня не работа, это хобби, стиль жизни. Я могу ехать на море с детьми и потом тихонечко ото всех открыть телефончик и быстро-быстро всем ответить. Но на пляже у меня, правда, обычно забирают телефон и прячут, иначе я вообще испорчу всем отпуск.

– Не бывает таких ситуаций, что выгораете? Как справляетесь, если случаются периоды эмоционального спада?

– Это очень важно – уметь отключаться от работы. Я этому научилась, на самом деле, только года два назад. Во многом благодаря тому, что наша финансовая ситуация стала более благополучной. Я начала учить себя отвлекаться. Например, у меня традиция, в обеденный перерыв я закрываюсь в комнате на 30 минут и включаю себе фильм на японском языке. Я учу других, но продолжаю сама учиться. Поскольку начинаю забывать японский, мне это очень нужно. Или на выходных, когда выезжаем на природу, оставляю телефон в машине. Потому что это реально моя зависимость. Если я возьму телефон с собой, я буду его постоянно проверять, потом увижу, что там 35 неотвеченных сообщений, и все – у меня начнется ломка. Поэтому оставляю телефон в машине.

– Думали патентовать свою методику и издавать учебники или, возможно, уже издаете их?

– Наши учебники зарегистрированы в качестве объекта авторского права в Национальной библиотеке Бразилии. Мы не издали их как книги, потому что все время их подчищаем, что-то переделываем. Ученик приходит и говорит: «Я занимался у вас три года назад, у меня уже есть учебник». Мы ему отвечаем: «Если ты занимаешься индивидуально, ничего страшного, но если ты занимаешься в группе, то просмотри учебник преподавателя и сфотографируй те страницы, где есть изменения». Постоянно что-то меняется и добавляется. Поэтому мы не издаем наши учебники пока, хотя это и неплохая идея. Еще одна причина состоит в том, что эта книга будет стоить дороже, чем распечатка в переплете. Это палка о двух концах. Сейчас мы просто заказываем в графике переплет.

– В электронном виде даете учебные материалы слушателям?

– Мы готовим очень много дополнительного материала абсолютно бесплатно. Это раздаточный материал в электронном виде. Есть общая папка, куда все складывают свои разработки. Допустим, кто-то из преподавателей говорит: «У меня была группа, и я на каждый урок готовил кроссворд». Все эти кроссворды в общей папке.

– Расскажите о самом большом достижении школы.

– Наше самое большое достижение – в этом году мы совместно с еще двумя школами впервые смогли провести тестирование ТРКИ здесь в Бразилии, в Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро. В настоящий момент в Бразилии нет школ с аккредитацией, дающей право проводить тестирование на знание русского как иностранного, с выдачей официального сертификата. Но в этом году у нас получилось это организовать.

Мы переговорили с Санкт-Петербургским государственным университетом о том, как это важно для нас всех. Чем бы ни занимался человек, нужно видеть ступень перед собой, до которой надо дойти. Директор Центра языкового тестирования Дмитрий Викторович Птюшкин любезно откликнулся на нашу просьбу, и тестирование состоялось. Также благодарим за поддержку Россотрудничество в Сан-Паулу.

– В Москве есть Государственный институт русского языка имени Пушкина, он специализируется на продвижении русского языка. Вы с ними общались на эту тему?

– Мы с ними очень хорошо общались, если не ошибаюсь, в 2015 году. И мы как раз говорили на эту тему. Тогда речь шла о том, чтобы провести тестирование дистанционно. Планировалось, что они нам направляют типовой план помещения с указанием количества и места расположения камер, инструкциями под каким углом их ставить, а мы оборудуем класс. И все шло нормально, а потом у них поменялось руководство, и весь это диалог остановился. То есть те люди, с которыми я общалась, их мейлы – перестали существовать.

– С новым руководством удалось восстановить диалог?

– Нет, был очень активный диалог, и потом все резко оборвалось. Потом здесь, в Бразилии, начался кризис. У меня был период, когда просто опускались руки, потому что мне нужно было спасать то, что есть, придумывать что-то новое. На какое-то время этот вопрос закрылся. Затем я увидела, что будет проводиться тестирование в центре института в Аргентине, в Буэнос-Айресе. Спросила, могут ли наши бразильцы подъехать на мероприятие. Они сказали: «Нет, это только для граждан Аргентины». Я разочаровалась.

А с университетом Санкт-Петербурга все получилось спонтанно. Сейчас в соцсетях есть очень много групп, где можно общаться с коллегами. И в одной группе мужчина – в то время я не знала, кто он – поставил публикацию, что они провели в Греции ТРКИ. Я заинтересовалась, зашла на его страницу, а он, оказывается, директор центра русского языка в Санкт-Петербургском государственном университете. И я тут же постучалась к нему.

– В каждом учреждении идут свои процессы. Возможно, если вы сейчас обратитесь в Институт русского языка имени Пушкина, получится наладить сотрудничество?

– Может быть, опять все поменялось, и стоит написать снова, попробую связаться. Сейчас у нас начались курсы для детей-билингвов. Нам очень не хватает каких-то интерактивных материалов в виде игр. Естественно, мы их создаем, мы это все разрабатываем, но зачем изобретать велосипед, если есть уже что-то готовое.

– Есть онлайн-ресурсы для детей-билингвов.

– Я видела, эти ресурсы работают, только если родители садятся с детьми и регулярно занимаются. Можно усадить ребенка 4–5 лет за мультик на русском языке, созданный с учетом особенностей обучения русскому как иностранному, но это сложнее сделать с подростком в силу его переходного возраста. Поэтому мы собираем таких детей в школе, чтобы их встряхнуть. Самое главное на уроках даже не научить их русскому, а привить желание говорить по-русски. Потому что они все понимают и продолжают отвечать на португальском. Это самая большая задача.

– Что скажете о провокативных методах?

– С бразильцами их лучше не использовать, потому что они очень темпераментны. С некоторых пор мы не затрагиваем никогда на уроках вопросы политики и футбола. Эти две темы – табу. На все остальные темы спокойно проводим разговорные клубы. Чтобы пополнить словарный запас на тему «Политика», лучше просто выслать глоссарий. У нас был случай, когда ученица посредине урока встала и ушла из группы, бросила курс, потому что вся группа была настроена иначе по значимому для нее вопросу. Больше всего от этого эмоционально пострадала учительница. С тех пор на уроках о политике и о футболе мы не говорим.

– Помимо темперамента, какие национальные черты бразильцев можете отметить?

– Первое, что бросается в глаза, они более медленные, чем мы, и они не настолько обязательны, часто опаздывают. Но с другой стороны, у бразильцев есть очень много полезных качеств, которых не хватает нам. Взять хотя бы такое качество, которое считается у нас недостатком, – способность жить сегодняшним днем. Для нас это ужасный недостаток. Как это так, у человека множество кредитов, а он совсем не думает об этом. А я уже знаю, куда через пять лет поступит мой ребенок. Они просто наслаждаются жизнью, чего нам так не хватает. Мы постоянно живем в стрессе.

Сюда приезжали медики из России, и я сопровождала группу. Они очень удивились данным статистики. В Бразилии гораздо меньше мужчин умирает от сердечного приступа, чем в России. Здесь они не нервничают. Любима фраза «se deus quiser» – если бог захочет, зачем сегодня нервничать, если завтра будет завтра. Поэтому их психологическое состояние намного более устойчивое и здоровое, они выглядят моложе. Наши мужчины выглядят зрелыми, а здесь они все такие пожизненные подростки.

Что у нас считается недостатком, но на самом деле очень здорово – они не сдерживают эмоции. Для нас видеть плачущего мужчину странно. А бразильцы сразу сбрасывают все эмоции, и они не превращаются потом в разные инфаркты и инсульты.

–Скажите, пожалуйста, как вас найти в интернете?

– Сейчас мы переделываем сайт, готовимся перейти на другой домен, пока что доступны на старом cursorusso.com.br. Есть страница в Фейсбуке Clube Eslavo, там пишем только мы. Есть группа Clube Eslavo, там пишут все.

– Невероятно интересно с вами общаться. Спасибо за содержательную беседу.

Автор статьи: Дарья Корнилова
0 поделились
Предыдущая статья

Бразильский веб-хостинг

Следующая статья

Русские пельмени на бразильской земле – опыт предпринимательства

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 + 10 =

3 + 18 =

Регистрация