Алла Воронова: Я очень рада, что сейчас мое имя будет связано с Бразилией

По мнению филолога, переводчика, автора двух учебников и преподавателя португальского языка Аллы Геннадьевны Вороновой, бразильцы похожи на нас по силе эмоций и искренности их выражения.

Алла, что вас связывает с Бразилией, чем для вас является эта страна?

Я очень рада, что сейчас мое имя будет каким-то образом связано с Бразилией, потому что именно Бразилия, с точки зрения моей жизни в португальском языке, является той отравной точкой, которая настроила меня на радостное, позитивное и деловое, всеобъемлющее восприятие португальского мира.

Как известно, у нас сейчас во всех вузах России, Москвы и Санкт-Петербурга, изучают португальский вариант португальского языка, который мне тоже очень нравится. Я на нем взращена и очень его ценю и люблю. И я очень благодарна своим учителям – Ольге Александровне Сапрыкиной и Марине Афанасьевне Косарик, которые преподавали нам португальский язык на филфаке в МГУ, это прекрасная база. Здесь мы очень многому научились. Когда я впервые приехала в Португалию, получилось так, что мы с мужем пригласили экскурсовода. Она начинала фразу, а я заканчивала.

В процессе обучения у вас были зарубежные стажировки?

На тот момент мы не ездили никуда, но к нам приезжали очень многие и бразильцы, и португальцы по линии Коммунистической партии. Мы с ними общались на разные деловые темы и отмечали различные праздники, поэтому, в принципе, недостатка в общении не было. То, что мы никуда не выезжали, не значит, что мы жили в вакууме. После обучения изначально основным направлением путешествий была Португалия.

Как вы впервые попали в Бразилию?

Моя бывшая ученица предложила поработать с бразильцами в одной компании в сфере писчебумажного производства. У компании был участок в Сибири, там валили лес. Руководитель отдела, где я работала, – человек, имевший высокий статус в правительстве СССР, – нашел некоторые виды бразильских станков по производству фанеры. Они мало отличались от американских по своим техническим параметрам и производительности, но были при этом значительно дешевле.

На этапе переговоров английский язык был не очень удобен, так как в Бразилии не все говорят по-английски. Когда взяли меня после английского переводчика, процесс переговоров ускорился в разы. На определенном этапе надо было дать оценку оборудованию на месте. Таким образом я попала в бразильский рай.

Вначале нас отправили на водопады Игуасу. Мы жили в единственном отеле на территории заповедника, и это было волшебно, начиная самим водопадом и заканчивая борболетарием – огромной клеткой, где жили бабочки. Это было невероятно красиво. Мы съездили на гидроэлектростанцию Итайпу. На тот момент она являлась крупнейшей в мире, и это действительно производило огромное впечатление.

Затем пришло время приступать к работе. Был август, и я взяла с собой множество легких кофточек, но не учла того, что работать придется в штате Санта-Катарина. В августе там было плюс семь градусов, и в помещениях при этом не топили. Мы работали с чертежами, и у меня синели губы, так, что это сложно было не заметить. Когда мне принесли свитер, я надела его и не снимала до конца поездки. 

Мне очень понравилась Бразилия, с первого раза. Я чувствовала себя как дома, языковых проблем не было, а психологических тем более. Мы никогда так не смеялись, как в ту поездку. Вероятно, вся напряженность от ожидания неизвестного ушла, и осталась только радость от познания нового. Тогда же нас пригласили в один ресторанчик, и хозяин привел всю свою семью посмотреть на нас, начиная от бабушки, которую вели под ручку, и заканчивая детьми. Эта семейственность в бразильцах очень располагает.

Какие особенности общения с бразильцами вы могли бы отметить?

Изначально в бразильцах подкупает то, что они много общаются. Они похожи на нас по силе эмоций и по искренности, сразу понятно, что не держат камень за пазухой. У меня сложилось впечатление, что Россия в Бразилии имеет статус интеллектуальной державы. Возможно, от нас ожидают в какие-то моменты чего-то более интеллектуального, чем требует ситуация в действительности.

Когда я работала в косметологической компании, с нашей стороны задавалось много вопросов. Бразильцы отвечали через неделю вопроса на три примерно из десяти. Я переформулировала вопросы и опять их направляла. Речь шла о технических формулах, надо было, например, расписать рецепт. Это предполагало временной лаг, но не такой большой. Но мы приноровились. Продукция была настолько хороша, что прощалось все. 

Иногда бразильцам не хватает собранности, но они подкупают своей артистичностью. У нас была ситуация, когда мы встречали бразильянку в аэропорту. При этом у нас не было информации, в какой именно аэропорт она прилетает. В авиакомпании не давали список пассажиров, чтобы уточнить, потому что незадолго до этого они проиграли какой-то судебный процесс, когда в похожей ситуации дали информацию.

Бразильянка летела в Россию в первый раз, она явно не была готова к нашему климату. И вот, когда все пассажиры уже вышли, а ее нет, и мы уже собрались уходить, она появляется. Выяснилось, что она задержалась потому, что везла с собой картину, которую нарисовала хозяйка компании и отправила в качестве подарка в Россию. Картина потерялась, надо было писать соответствующее заявление. Картина потом нашлась, и она была роскошной.

Здесь видна противоречивость бразильского характера, в чем-то, может быть, неорганизованность. Человек едет в незнакомую страну, не знает языка, у него нет подходящей одежды, но он везет произведение искусства. Я думаю, что артистизм и природная талантливость бразильцев, склонность к искусству, гармонии проявляются во всех сферах, даже просто на уровне организации пространства.

Расскажите о бразильской косметологии.

Мне обидно, что Бразилию в России мало знают как страну очень качественной косметологии и удивительных пластических операций. Индустрия красоты в Бразилии развита очень хорошо, потому что материальная база очень богатая. В районе Амазонки произрастает много тропических растений, и вся эта тропическая роскошь пускается в косметологическую промышленность. Очень достойные кремы на натуральных компонентах. Мне было интересно наблюдать, как российские женщины реагируют на бразильских косметологов, когда они приезжают в Россию. Казалось бы, они рассказывают о препаратах, но эта процедура не была строго технической, она содержала элементы шоу. Одна бывшая балерина включила элементы балета в свой показ. Наши женщины были покорены.

Кто из бразильцев, с которыми вы встречались, произвел на вас наибольшее впечатление?

Благодаря португальскому языку мне довелось встретиться со многими интересными людьми, профессионалами в своей области, понять для себя много важного. Самым интересным человеком, с моей точки зрения, среди них был Иву Питанги. Мне удалось пригласить его в Россию на съезд реконструктивных хирургов. Это звезда мирового масштаба и на тот момент он был самым знаменитым пластическим хирургом. Сейчас он уже, к сожалению, умер, но в достаточно преклонном возрасте и успев создать целую школу пластической хирургии.

Получилось так, что наши хирурги побывали в его клинике в Бразилии. С самим Иву Питанги им встретиться не удалось, но они взяли его визитку. Возникла идея пригласить его в Россию. Я написала письмо, и он ответил согласием. Это было чудом. Конечно, он подкупал своим стилем общения, образом мыслей, типом языка, речью. Во время визита ему удалось поговорить на всех пяти языках, которыми он владел, чему он был очень рад. Он принял участие в конгрессе, была также подготовлена обширная культурная программа. Мы пригласили его в Кремлевский дворец на спектакль «Дон Кихот», и там его узнали соотечественники, бразильцы, которые тоже пришли на это спектакль. Это было очень трогательно.

Иву Питанги поражал масштабом своей личности. Ему было за 80, но он имел абсолютно здравую голову, ясные мыли, метафоричность его речи была удивительной. Он был не только хорошим хирургом, но и членом Бразильской академии словесности, писал книги, эссе. Несмотря на славу самого дорогого и богатого хирурга, он бесплатно оперировал тех, у кого не было денег на операцию. Было специальное отделение в одной из больниц Рио, куда он или его ученики приходили и оперировали.

С Иву Питанги во время его визита в Россию встречалась первая женщина-космонавт Валентина Терешкова. Она приглашала его на Байконур, но второй раз в Россию он уже не собрался приехать. Я подарила ему автореферат своей диссертации на португальском языке. Встреча с Иву Питанги произвела на меня очень большое впечатление.

Вы занимаетесь преподавательской деятельностью, могли бы провести параллели между российской системой образования и бразильской?

Мне очень понравился один проект, в котором я принимала участие. По приглашению бразильского посольства в Россию приехало около 80 директоров частных школ. Цель поездки – обмен опытом. Надо было организовать программу визита в Москву и Санкт-Петербург. С одной стороны, показать разнообразие подходов, с другой – выявить и продемонстрировать лучшие образцы образовательных программ. 

В Бразилии частные школы более сильные, чем государственные, они готовят к поступлению в государственные вузы, в отличие от России, где есть связь: государственная школа – государственный вуз. Представителей делегации очень интересовало, как в наших школах побуждают детей читать. В бразильской школе много интересного, масса интерактива, развлекательных мероприятий, но школа – это место, где в первую очередь дети должны получать знания.

Я знаю, что бразильцы, которые учатся в российских вузах, очень высоко оценивают качество российского образования. Это я говорю не потому что сама являюсь преподавателем и проявляю цеховую солидарность, а потому что слышала это от многих людей. У нас материал дается более структурировано и глубоко, если человек настроен на получение знаний, он, обучаясь в российском вузе, может сам структурировать действительность, а не ждать, когда кто-то упорядочит этот хаос  за него.

При этом я не имею права утверждать, что методологически российская система образования более сильная. Я не училась в Бразилии и не преподавала, хотя у меня была такая возможность в Университете Сан-Паулу. Меня приглашали преподавать и заниматься научной деятельностью, но здесь у меня была семья. Я расставила приоритеты и поняла, что могу съездить в Бразилию и в качестве туриста, хотя мне, конечно, было бы очень интересно иметь такой опыт.

В МГИМО осуществляется обмен студентами с бразильскими вузами или, возможно, были какие-то совместные программы?

Бразилия от нас все же далековата. Основную языковую практику студенты проходят в Португалии. Были попытки наладить взаимодействие с бразильскими вузами, но реализовывалось это скорее на уровне частных инициатив. Я знаю, что ведется работа в рамках развития сотрудничества стран БРИКС. Периодически звучит название Университета Кампинаса, расположенного в штате Сан-Паулу, Unicamp. Но пока что это несистемное взаимодействие.

Какие планы в научной деятельности?

Я бы, конечно, хотела написать докторскую диссертацию по филологии. Она не затрагивала бы особенности бразильского и португальского вариантов языка. Португальский язык был бы материалом, а темой – особенности детерминативов или местоимений. Бытует мнение, что местоимение – это нечто не столь значимое, как другие части речи, а на самом деле это тот элемент языка, которому отказано в статусе особой части речи, но который, с моей точки зрения, позволяет языку развиваться.

Оглядываясь назад, помимо интересных встреч и проектов в различных сферах, как проявляет себя бразильская тема в вашей жизни?

Я москвичка, и в других городах у меня практически нет никого, то есть даже нет повода к кому-то поехать в гости, например. Общаясь с бразильцами, я стала много путешествовать по России. Летом я могу работать гидом, и это расширило мои познания о родном городе.

Был интересный случай в одной из поездок по стране, мне понравилась реакция бразильянки, когда она выступала на симпозиуме и вдруг увидела, что идет снег. Она помчалась на улицу, чтобы прикоснуться ладошками к снежинкам. Ей, конечно, все простили, потому что было понятно, что только очень обеспеченные люди могут позволить себе в Бразилии увидеть снег.

Сейчас, если я какое-то время не бываю в Бразилии, я чувствую, что застаиваюсь. Как только появляются какие-либо проекты, касающиеся языка или организации различных мероприятий, и меня зовут, сразу бросаю все и еду. Я очень благодарна моим коллегам за то, что они с пониманием относятся к этому. Потому что одно дело – знать язык, и совсем другое дело – иметь возможность прикоснуться к культуре, узнать, как это слово употребляется в этом контексте. Благодаря поездкам в Бразилию я становлюсь интереснее и моим студентам, потому что доношу непосредственно свой живой опыт. Можно сказать, что Бразилия – это больше чем часть жизни, это часть моей личности, кирпичик, который в меня встроен и который никуда не денется.

Автор статьи: Дарья Корнилова
0 поделились
Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 − пятнадцать =

один + пять =

Регистрация