Образ афробразильцев в искусстве: от XVI века до модернизма

В 2018 году исполнилось 130 лет «Золотому закону», отменившему рабство в Бразилии. Трагический путь, пройденный афробразильцами за пять веков истории страны отразило искусство.

Рабов ввозили в Бразилию из подконтрольных Португалии африканских территорий почти с начала колонизации. С индейцами, нативными народами завоеванных территорий, колонизаторы воевали, пытались договориться, вербовали их в военные союзники для участия в конфликтах с другими европейскими державами за земли, пытались обратить в свою веру, наконец, просто уничтожали, но почти никогда не пытались использовать их рабский труд. Афробразильцам была уготована иная участь. Католическая церковь – главный заказчик в мире искусства вплоть до XIX века, считала, что темнокожие люди лишены души, а значит, могут занимать на картинах только то же место, что отведено предметам или животным.

Альберт Экхаут, Черный мужчина, 1641 © Национальный музей Дании

Первыми изображениями афробразильцев Бразилия обязана голландскому присутствию на своих территориях. C 1600 года Голландия претендовала на земли северного побережья Бразилии. В 1637 году колониальным губернатором Голландской Бразилии был назначен Иоганн Мориц Нассау-Зигенский – интеллектуал и просветитель, во время правления которого развивались искусства и ремесла. С ним прибыли и художники, один из которых, Альберт Экхаут создал много портретов. Были среди них и чернокожие рабы, привезенные из африканских колоний Голландии. Эти портреты были подарены Иоганном Морицем королю Дании и Норвегии Фредерику III, как часть дипломатического подношения. Через несколько десятилетий в описях вместо «восемь больших бразильских холстов» значилось «восемь ост-индийских картин с ост-индийскими и вест-индийскими фигурами в полный рост». Этот факт говорит о том, что для европейского восприятия не было каких-либо отличительных черт, позволявших опознать бразильские типажи. Все особенности анатомии, ландшафта, деталей воспринимались как просто абстрактно экзотические и необычные.

Альберт Экхаут, Черная женщина, 1641 © Национальный музей Дании

Следующая заметная фигура в бразильском искусстве – Жан Батист Дебре. Он прибыл в Бразилию в 1816 году в составе французской художественной миссии, организованной королевским двором, который в то время находился в Рио-де-Жанейро.

Жан Батист Дебре, Без названия, 1820 © vejario.abril.com.br

Дебре был учеником Давида и одним из основателей Академии искусств и ремесел в Рио-де-Жанейро. На его картинах и гравюрах очень много чернокожих персонажей. На протяжении 15 лет он был придворным художником, сначала при дворе португальского короля Жуана VI, а затем и императора Бразильской Империи Педру I. Его работы, изображающие бразильских выходцев из Африки и их потомков, – это этнографические зарисовки и бытовые сцены. Они являли собой взгляд европейца на экзотический быт и желание его зафиксировать, продиктованное большим этнографическим интересом Европы.

Жан Батист Дебре, Наказание раба, 1834-39 © Wikimedia Commons

Португалия всегда считала себя скорее благодетелем, нежели поработителем. Для создания и поддержания такого имиджа были основания, например, активный аболиционизм – Португалия была первой в мире страной, выпустившей закон о запрете ввоза новых рабов – 1761 год. Так как в то время Португалия являлась метрополией, то этот закон касался и Бразилии, но его выполнение никак не контролировалось по причине больших размеров территорий. В итоге рабство в Бразилии было окончательно отменено только в 1888 году. Бразилия стала последней страной, запретившей рабство. В отличие от США, где межрасовое смешение строго порицалось, в Латинской Америке, находившейся во власти более терпимых католиков, с начала ввоза рабов активно шел процесс метисации. К XIX веку население Бразилии на четверть состояло из завезенных африканцев и их потомков. Межрасовые связи были очень широко распространены и, конечно, далеко не все темнокожие и метисы находились в статусе рабов. И тем не менее изображение негров, как самостоятельных персонажей, личностей с характером, было буквально единичным и носило исключительный характер.

Жозе Коррейа де Лима, Портрет бесстрашного моряка Симау, 1853 © Национальный музей изящных искусств Рио-де-Жанейро

Пример, дошедший до нас благодаря активному аболиционисту и стороннику расового равенства, издателю Франсишку де Паула Бриту, портрет моряка африканского происхождения Симау. В 1853 году Симау, рискуя собственной жизнью, спас 13 человек во время кораблекрушения у южного побережья Бразилии. Моряк быстро стал национальным героем, и Бриту опубликовал в своей газете статью том, что не цвет кожи, а поступки делают человека героем. Статью сопровождала литография, сделанная с портрета маслом. Интересна разница между двумя изображениями: на картине Симау в простой одежде, крепко держит в руках канат, на литографии он причесан и одет, как буржуа.

Луис Терье, Симау, герой парохода Пернамбукана, 1853, литография на бумаге © опубликована в The Problem of Race in Brazilian Painting © Association of Art Historians, 2015

С основанием Академии искусств и ремесел, которая позже стала Императорской академией изящных искусств, направление развития изобразительного искусства Бразилии диктовалось приглашенными европейскими преподавателями, работавшими в ее стенах. Основная же политика академии заключалась в способности не видеть темнокожую часть населения Бразилии. Эскиз к монументальному полотну «Освобождение рабов» одного из главных художников страны того времени Педру Америку демонстрирует аллегорию свободы молочного цвета кожи и хор белокожих же ангелов. Все это сверкающее великолепие нависает над сжавшейся стереотипно изображенной темнокожей семьей. Полотно скорее отражает триумф цивилизаторства, нежели значимое событие для темнокожей части бразильского народа и для бразильского народа вообще.

Педру Америку, Освобождение рабов, эскиз, 1889 © Acervo Artístico-Cultural dos Palácios do Governo do Estado de São Paulo, WikimediaCommons

После отмены рабства в 1888 году, империя быстро ослабла, в 1890 была провозглашена республика, а значит, изменился государственный запрос к изобразительному искусству. Академии было необходимо перестроиться в соответствии с ценностями молодой республики. Относительно изображения афробразильцев это сказалось в смещении фокуса к социальному контексту и проблемам общества. Но скорее можно наблюдать обратную связь: желание изобразить тяжелый труд, бедственное положение, неустроенность и безнадежность вызывает в воображении образы чернокожих людей. Снова стереотипное мышление и колониальное сознание находят свое отражение в искусстве.

Модесту Брокос, Искупление Хама, 1895 © enciclopedia.itaucultural.org.br

Картина «Искупление Хама» изображает семью, в которой с каждым новым поколением светлеет цвет кожи.

В XVII веке приобрела популярность теория происхождения негров от Ханаана, сына Хама, проклятого Ноем, которая позволяла оправдывать рабовладение. Проклят Ханаан; раб рабов будет он у братьев своих (Быт. 9:25). Появление этой картины также связано с политикой «улучшения расы» через бранкеаменту, начатую после установления республики в 1989 году. Политика бранкеаменту предполагала, что через целенаправленную селекцию, то есть выбор партнера по цвету кожи, и при помощи увеличения европейской иммиграции, цвет кожи бразильцев в итоге возможно будет довести до белого.

Существуют единичные примеры отхода от стереотипного изображения бедности, как в картине Педру Вейнгёртнера, который изобразил светлокожую семью в нужде.

Педру Вейнгёртнер, Времена меняются, 1898

На рубеже XIX–XX веков ситуация стала медленно меняться. Важным фактором стали реформы в академии, целью которых было привести нормы обучения в соответствие с текущими европейскими тенденциями. Изменения начали с установлением республики – привнесли в арсенал стилей, признаваемых в академии, носящей теперь название Национальной школы изящных искусств, импрессионизм, экспрессионизм, ар-нуво. Вместе с ними в живопись пришли новые сюжеты и новые герои.

Артур Тимотео Коста, автопортрет, 1908 © WikimediaCommons

Редкий пример чернокожего художника – Артур Тимотео Коста. В 1894 году он поступает Национальную школу изящных искусств, часто выставляется. Его автопортрет отличается необычной композицией: лицо крупным планом, очень близко к зрителю, что, вместе с внимательным взглядом человека на портрете, создает ощущение, что зритель находится с художником один на один в момент серьезного и доверительного разговора.

Тарсила ду Амарал, Негритянка, 1923 © trasiladoamaral.com.br

Вместе с модернизмом в Бразилию пришли европейские ценности. Интеллектуальная элита Европы начала XX века придавала большое значение экзотическим культурам. Достаточно вспомнить воспетый Гогеном Таити или увлечение Пикассо африканскими масками.

Первой модернистской картиной, изображающей человеческую фигуру негроидной расы, считают «Негритянку» Тарсилы ду Амарал, написанную в 1923 году в Париже. В те годы художница искала национальную тему, чтобы использовать ее отчасти для привлечения внимания парижской публики к своему творчеству.

Фотография из дневника Тарсилы ду Амарал © опубликовано в Amaral A. Tarsila, Viajante, 2008

В дневнике Тарсилы хранилась фотография чернокожей служанки, бывшей рабыни, которая жила и работала на фазенде родителей художницы. Сложно усомниться в том, что она послужила прототипом и вдохновила Тарсилу на создание этого произведения.

Лазарь Сегал, Мальчик с ящерицами, 1924 © enciclopedia.itaucultural.org.br

Еще один модернистский шедевр создан в 1927 году литовским иммигрантом Лазарем Сегалом. И снова бывший раб, оставшийся работать на фазенде своих хозяев, друзей художника, вдохновил на создание образа, изображенного на картине «Бананал». До переезда в Бразилию Лазарь жил и учился в Германии, в Берлине и Дрездене, где увлекся немецким экспрессионизмом. И хотя «Бананал» более известен широкой публике, существует еще одна картина, написанная в 1924 году, которая показывает ранний интерес художника к теме – «Мальчик с ящерицами».

Лазарь Сегал, Бананал, 1927 © enciclopedia.itaucultural.org.br

Почти все художники модернисты так или иначе говорили на тему расы в своем творчестве. Эта тема бурно развивается в бразильском искусстве и по сей день. Потомки людей, завезенных когда-то в Бразилию в качестве рабов – неотъемлемая часть бразильского народа. Их культура, слившись с другими, стала частью единой бразильской культуры.

Автор статьи: Наталья Вихрева
Хэштеги:
0 поделились
Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре + 11 =

1 × один =

Регистрация