© brasil247.com

Девяносто девять лет и один день Бориса Шнайдермана

Человек уникальной судьбы и необыкновенного языкового чутья, взращенного редким терпением, настойчивостью и трудолюбием, автор около сорока переводов книг русской классической литературы на португальский язык, создатель собственной теории перевода, ученый, благодаря активной деятельности которого в Бразилии любят и знают русский язык и литературу – Борис Шнайдерман.

Становление русистики в Бразилии

Интерес к русскому языку и культуре в Бразилии, как и развитие русистики в целом, переживал свои взлеты и падения и был неразрывно связан с общественно-политическими и экономическими изменениями не только в России, но и в Бразилии.

Первая волна русской эмиграции захлестнула Европу и докатилась до солнечной Бразилии после Октябрьской революции 1917 года и последующей почти шестилетней гражданской войны на фоне иностранной военной интервенции. Выдающиеся ученые, талантливые предприниматели, деятели искусства покидали родину и уносили с собой частичку русской культуры, бережно сохраняя традиции и язык.

Октябрьская революция – для одних, для других – большевистский переворот, заставляла смотреть в сторону нового социалистического государства с надеждой и опасением. Среди бразильской интеллигенции, представителей творческих профессий события в России были встречены скорее с восторгом, чем с осуждением, Советская страна воспринималась как провозвестник нового более справедливого общества. Ее идеализированный канон восприятия сформировали великие бразильские писатели, члены Бразильской коммунистической партии Жоржи Амаду и Грасилиану Рамос.

Жоржи Амаду неоднократно посещал СССР в 1951–52 годах. Грасилиану Рамос был приглашен в Россию в 1952 году и успел написать книгу «Путешествие», в которой поделился своими впечатлениями о поездке в Москву. Книга, ставшая первым непосредственным свидетельством о российской действительности, созданным бразильцем, была издана уже после смерти писателя, в 1954 году.

Глубоким потрясением для представителей коммунистических партий всего мира, смотрящих на СССР как на лидера интернационального коммунистического движения, стал доклад Никиты Сергеевича Хрущева в 1956 году на XX съезде КПСС, разоблачающий культ личности Сталина и возлагающий на него ответственность за репрессии. В этом же году были введены советские танки в Венгрию для подавления антисоветского восстания рабочих.

Вновь о Стране Советов и коммунистической идеологии весь мир заговорил в 1957 году, когда первый искусственный спутник земли вышел на околоземную орбиту. В 1961 году с Миссией мира Бразилию посетил первый человек, побывавший в космосе, советский летчик-космонавт Юрий Гагарин. В этот период невероятно возрос интерес к СССР, его политическим и экономическим реалиям, культуре, языку.

В Бразилии в это время был небольшой перерыв между двумя авторитарными режимами – Эрой Варгаса или периодом Нового государства, длившегося с 1930 по 1945 год, и Военной диктатурой, начавшейся в 1964 году и окончившейся в 1985 году. Политически нейтральный по отношению к коммунистам общий фон в стране позволил организовать в 1960 году первый курс преподавания русского языка на историческом факультете одного из крупнейших высших учебных заведений Латинской Америки – Университета Сан-Паулу. С этого момента началось научное изучение и преподавание русского языка и литературы в Бразилии.

Пришедший к власти в результате военного переворота в 1964 году 26-й президент Бразилии Кастелу Бранку придерживался антикоммунистических взглядов. Деятельность Бразильской коммунистической партии, как и двенадцати других партий страны, была приостановлена. В дальнейшем так или иначе связанные с Россией или сочувствующие коммунистическим идеям лица находились под негласным надзором, подвергались репрессиям или были высланы из страны. Русистика в Бразилии в этот период переживала свои не самые лучшие времена – недостаток финансирования, аресты, цензура, сложности с получением литературы на русском языке.

При Жоау Фигейреде – 30-м президенте Бразилии, вступившем в должность в 1979 году, страна взяла курс на либерализацию. Было разрешено вернуться политическим эмигрантам, улучшилась правовая ситуация, снизилось давление цензуры.  

Новый всплеск интереса к России в Бразилии произошел после прихода к власти Михаила Горбачева в 1985 году и провозглашения им политики перестройки и гласности в 1987 году. Все русское в этот период было очень популярным. Последующая затем на фоне экономического кризиса резкая дестабилизация политической ситуации в стране, завершившаяся распадом СССР в 1991 году, негативно сказалась на состоянии русистики в Бразилии. В 1990-е годы страна с неопределенным будущим, в экономическом кризисе и с неясными перспективами сотрудничества не вызывала желания тратить ресурсы на изучение ее языка и культуры.

Ситуация начала исправляться в 2002 году, после проведения грандиозной выставки в Сан-Паулу «500 лет русского искусства». За несколько месяцев работы выставки, на которой было представлено 350 экспонатов из Государственного Русского музея Санкт-Петербурга, экспозицию имели возможность посетить бесплатно тысячи жителей агломерации. Это событие ознаменовало резкий рост интереса к русскому искусству, литературе, языку, что сразу же сказалось на востребованности и престижности университетского курса «Русский язык».    

Русскую литературу и язык в настоящий момент в Бразилии изучают на базе четырех университетов – Университета Сан-Паулу, Федерального университета Рио-де-Жанейро, Университета Рио-Гранде-ду-Сул и Университета Бразилиа.

Роль и значение Бориса Шнайдермана в изучении русского языка и культуры в Бразилии

«Один из известнейших интеллектуалов Бразилии», «популяризатор русской литературы», «основатель самостоятельной школы перевода русской художественной литературы», «первый прямой переводчик русской классической литературы» – так характеризует бразильская пресса Бориса Шнайдермана, и с этой справедливой оценкой согласно научное сообщество. Сам Борис Соломонович отмечал, что до него существовали прямые переводы с русского на португальский и называл имя Моасира Вернека де Кастру.

Тем не менее именно за Борисом Шнайдерманом закрепилась слава первого переводчика, донесшего до бразильцев живую речь Достоевского, Толстого, Чехова, Бабеля, Пастернака, Маяковского и других великих русских и советских авторов. За более чем полвека переводческой деятельности из-под его пера вышло около сорока переводов произведений классиков русской литературы.

Сложно переоценить значение этого огромного, растянувшегося на годы труда, особенно, если учесть, что имела Бразилия из русских авторов до Шнайдермана. Бразильскому читателю предоставлялись непрямые переводы с европейских языков, в основном с французского, адаптированных изданий. Потеря стилевого своеобразия произведений, смысловые и фактологические искажения скорее были нормой подобных работ, чем исключением. Контраст с точным и выверенным словом Шнайдермана был разительным, хотя и для его переводов характерна эволюция, отражающая поиск наилучших форм, споры с издательствами относительно применения сниженной лексики или высокого стиля и в конечном итоге формирование собственной теории перевода, проверенной практикой.

Переводы Шнайдермана не оставались один на один с читателем. Они, как богатым приданым, сопровождались хорошо проработанным научно-вспомогательным аппаратом. Его комментарии и примечания, подробные предисловия становились бесценным материалом, помогающим восстановить исторический, общественно-социальный, культурный, этический контекст произведений. Таким образом, как бы это ни парадоксально звучало, он переводил книги два раза: первый раз с русского языка на португальский, второй – из далекой России XIX века в Бразилию XX века. И второй перевод был не менее важным, чем первый. Во многом благодаря ему Достоевский стал самым востребованным русским писателем у бразильцев, русская литература в целом заняла достойное место среди зарубежной литературы в Бразилии, а русская культура получила свое целостное отражение в бразильской.

Борис Шнайдерман стоял у истоков формирования научной школы изучения русского языка и литературы в Бразилии. С момента организации первого курса русского языка в 1960 году, а затем отделения русистики в Университете Сан-Паулу в 1962 году он постоянно совершенствовал преподавание русского языка и литературы. Огромное внимание уделялось литературной критике как произведений русских писателей, так и творчества авторов советского периода. Отдельное место занимала поэзия, где объектом исследования становилось творчество Александра Блока, Андрея Белого, Анны Ахматовой, Марины Цветаевой, Сергея Есенина, Владимира Маяковского, Евгения Евтушенко, Андрея Вознесенского, Иосифа Бродского. В настоящий момент на отделении русистики кафедры восточной филологии факультета философии, литературы и гуманитарных наук в Университете Сан-Паулу открыты магистратура и аспирантура, ведется серьезная научная работа.

В 1983 году Шнайдерману вручили самую престижную литературную премию Бразилии Жабути в номинации «Эссе», в номинации «Перевод» он получил премию Жабути в 2000 году. В 2003 году профессор Университета Сан-Паулу, доктор филологических наук Борис Шнайдерман стал лауреатом премии Бразильской литературной академии. В 2007 году на торжественной церемонии в генеральном консульстве России в Сан-Паулу российский посол в Бразилии Владимир Тюрденев вручил ему медаль Пушкина за вклад в «распространение, изучение русского языка и сохранение культурного наследия, а также сближение культур наций».

Биография Шнайдермана

Борис Соломонович Шнайдерман родился 17 мая 1917 года в небольшом городе Умани на Украине. Когда мальчику исполнился год, его семья, опасаясь еврейских погромов, перебралась в Одессу. «Хотя мы были евреями, мы были очень ассимилированы в русской культуре. Наш язык был русским. Я не имел ничего общего с традиционным, религиозным еврейским образованием», – вспоминал Шнайдерман в зрелые годы.

В Одессе Борис стал свидетелем съемок сцены фильма Сергея Эйзенштейна «Броненосец Потемкин». «Это произошло незадолго до нашего прибытия в Бразилию. Я играл на большой лестнице, которая расположена в Одессе, и рядом с которой мы жили. В тот день на ней было совершенно необычное движение. Я видел женщин, одетых по моде начала XX века, представительных мужчин в шляпах. Это привлекло мое внимание, и это было очень странно. Вдруг все начали бросать свои шляпы в воздух. Затем была снята сцена «Броненосца Потемкина», которую полностью я понял много позже. Я был очень заинтересован съемками, которые длились около трех дней, но я не помню Эйзенштейна. Позже, уже в Бразилии, мои родители взяли меня в кино посмотреть фильм. Я был поражен, узнав сцены, которые видел на лестнице», – рассказывал ученый.

Отец Бориса Шнайдермана, будучи предпринимателем и опасаясь последствий революции, а также антисемитских настроений, в 1925 году увозит семью в Бразилию. Восьмилетний Борис и его старшая сестра Берта оказываются вместе с родителями в Рио-де-Жанейро, где живут около шести месяцев, после чего переезжают в Сан-Паулу. В 1934 году семья вновь возвращается в Рио.

Позже Борис Шнайдерман отмечал, что всегда тяготел к литературе, но его родители не считали это серьезным занятием. Философский факультет, на который он хотел бы поступить, казался им модным увлечения для молодых девиц, но не твердой жизненной базой. Представитель среднего класса, по их мнению, мог быть врачом, юристом или инженером. Поскольку родители Бориса Шнайдермана страстно желали, чтобы их сын имел достойную профессию, в 1934 году он поступил в Национальную школу агрономии Рио-де-Жанейро. «Я окончил обучение в 1940 году, но не мог работать по специальности, потому что, согласно закону, должен был быть гражданином Бразилии или натурализоваться и пройти военную службу. Процесс натурализации был очень сложным и завершился только в 1941 году», – вспоминал Борис Шнайдерман.

В 1943 году вышел первый прямой перевод с русского романа Достоевского «Братья Карамазовы». Борис Шнайдерман обратился сразу к нескольким издательствам с предложением перевести книгу на португальский язык. Издательство «Векши», зная, что его конкурентом уже ведется работа над переводом с французского подстрочника, решило перехватить инициативу и выйти на рынок с прямым переводом с русского языка. В этой первой значительной работе уже проявилось стремление Шнайдермана к тщательной точности подбора языковых эквивалентов. Он постарался передать стилевые особенности романа, однако в процессе редакционной подготовки все языковые неровности были сглажены, и текст приведен в рамки литературной нормы португальского языка. До 1959 года и издания переводов произведений Чехова Шнайдерман публиковал свои переводы под псевдонимом Борис Соломонов.        

Во время Второй мировой войны Бразилия стала первой и единственной страной Латинской Америки, принявшей непосредственное участие в военных действиях. Бразильский экспедиционный корпус численностью 25 тысяч человек отправился в Италию на борьбу с нацистами в составе 4-го корпуса 5-й Армии США и воевал на итальянском фронте с сентября 1944 года до капитуляции немецких войск в Италии в апреле 1945 года.

Бориса Шнайдермана призвали в армию, и он проходил службу в качестве сержанта артиллерии. Известно, что во время битвы за Монте Кастелло он в течение 48 часов безостановочно наводил орудия на цель. В итальянской кампании Борис Шнайдерман провел больше года. Впоследствии этот опыт лег в основу двух его книг «Войны под Сурдинку», вышедшей в 1964 году, и «Итальянской тетради», изданной в 2015 году.

В конце 1940-х годов Борис Шнайдерман преподает агрономию в городе Барбасена, параллельно занимается редактированием статей для энциклопедии издательства «В.М. Жаксон». Во второй половине пятидесятых годов Шнайдерман становится признанным специалистом по русской литературе в Бразилии. Между 1956 и 1964 годами в бразильских газетах выходит свыше сотни его статей, в которых основное внимание уделяется вопросам литературного перевода, он ведет колонку «Русская литература» газеты «Эстаду де Сан-Паулу», дает многочисленные интервью и выпускает отдельные работы.

В 1964 году выходит роман Бориса Шнайдермана «Война под сурдинку». Публикация совпала с военным переворотом 1964 года и получила сравнительно мало отзывов. Впоследствии книга была переиздана несколько раз и стала более известной. После военного переворота резко сокращается количество публикаций Бориса Шнайдермана, он уходит в преподавательскую деятельность, что нельзя не связать с изменением политической конъюнктуры. Известно, что в годы военной диктатуры Борис Шнайдерман был пять раз арестован, один раз его арестовали прямо во время лекции.

В 1968 году выходит книга «Современная русская поэзия», подготовленная совместно с поэтами-конкретистами братьями Аугусту де Кампосом и Аролду де Кампосом, она включает в себя стихотворения Маяковского, Хлебникова, Кручёных. «Поэтика Маяковского», изданная в 1971 году, содержит обширный сопроводительный аппарат в виде пояснений, примечаний, эссе. В 1970-х годах Борис Шнайдерман продолжает заниматься литературной, исследовательской и преподавательской деятельностью, защащает кандидатскую и докторскую диссертации в Университете Сан-Паулу.

В 1980 году Борис Шнайдерман вышел на пенсию, в 1986 году женился на преподавательнице литературы и семиотики Жерузе Пирес Феррейре. Он продолжал активно участвовать в жизни университета, интересовался книжными новинками, помогал молодым ученым в их исследованиях, внимательно следил за событиями, происходящими в России. В 1997 году выходит его книга «Руины и миф: культура и крах Советсткого Союза». В этой работе Борис Шнайдерман делится результатами своих историко-литературных иссследований и размышлений о родине, которую он имел возможность увидеть после долгого перерыва в 1965 году и последующих поездках в 1960–70 годах, а также сразу же после развала СССР. 

В 2002 году Борис Шнайдерман был удостоен наивысшей степени отличия Университета Сан-Пауло – звания почетного профессора. На церемонии вручения в 2007 году медали Пушкина «за распространение, изучение русского языка и сохранение и культурного наследия, а также сближение культур наций», Борис Шнайдерман рассказал, что все детство читал Пушкина: «Я родился в России в 1917 году, в восьмилетнем возрасте был вывезен в Бразилию и, чтобы не забыть русский язык, читал произведения Александра Сергеевича и переписывал их в тетрадь».

В 2011 году в издательстве «Перспектива» выходит сборник статей Бориса Шнайдермана «Перевод: непомерный труд». В книге профессор возвращается к вопросам перевода и делится своим богатым опытом в области литературного перевода.  

Борис Шнайдерман скончался 18 мая 2016 года в Сан-Паулу на сотом году жизни, прожив 99 лет и еще один день. Гроб с телом был установлен для прощания 19 мая в историческом здании Университета Сан-Паулу на улице Марии Антонии, где в 1960 году Борис Шнайдерман создал первый в стране университетский курс по русскому языку и литературе. Сложно переоценить значение выдающегося филолога, переводчика и преподавателя для развития русистики в Бразилии и формирования интереса к русскому языку и культуре.

Редакция выражает благодарность профессору Университета Сан-Паулу Елене Николаевне Васиной за помощь при подготовке публикации.

Автор статьи: Дарья Корнилова
0 поделились
Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × 1 =

[wppb-login] Регистрация