© Folha de S.Paulo

Елена Васина встретилась со слушателями Бразильского культурного центра

В гостях у Бразильского культурного центра побывала профессор Университета Сан-Паулу Елена Николаевна Васина. Она поделилась своими впечатлениями о Бразилии и рассказала о развитии отделения русистики кафедры восточной филологии факультета философии, литературы и гуманитарных наук одного из самых престижных вузов страны.

 Страна временных контрастов

Готовясь к этой встрече, я думала о том, как я представляла себе Бразилию в детстве. Самое первое впечатление было связано с книгой Даниэля Дефо «Робинзон Крузо». В адаптированном варианте она была издана в России. Прежде чем пуститься в свое опасное плаванье, закончившееся кораблекрушением, Робинзон Крузо занимался выращиванием сахарного тростника – он владел плантацией в Салвадоре. Я прочитала эту книгу в 7–8 лет, и это было первое впечатление о Бразилии. Уже в школе Бразилия казалась далекой тропической экзотической страной. У меня всегда она ассоциировалась с невероятной природой. Бразилия – это совершенно особая страна и в Латинской Америке, и в мире.   

Бразилия потрясает своими размерами. Можно очень долго ехать по стране с юга на север или с запада на восток и видеть  бескрайние земли. И это сразу же русских, и меня в частности, невероятно подкупает. Николай Бердяев говорил о географии души, у русских она совершенно особая. Мы родились и живем в этой огромной стране, и у нас уже на уровне коллективного бессознательного заложено, что страна – это нечто необъятное, и можно ехать сотни и сотни километров и видеть только леса и поля. В Бразилии я безумно комфортно себя чувствую именно потому, что моя география души во многом совпадает с бразильской.

В Европе я сразу же, по сравнению с Россией, ощущаю, как будто меня поселили в коммунальной квартире, где совершенно нет места для нового и для меня. Я хочу кусочек земли, а там уже виноградники, там уже все обработано, и там уже много-много поколений людей живут и что-то возделывают. В Бразилии наоборот, вот этой земли, этой дикой природы – бери не хочу. И, конечно же, с этой природой связано особое временное измерение в Бразилии. Мне доводилось быть в совершенно диких, нетронутых цивилизацией местах, одно из которых – Пантанал.

Пантанал – это место, где людей практически нет, и дикие животные подходят очень близко, потому что человек им еще не сделал ничего плохого. Там запрещена охота, поэтому звери живут в совершенно естественных условиях. В первый раз было впечатление, что я совершила путешествие во времени, и что я вернулась к первым дням сотворения мира, когда Господь уже создал мир, но человек еще создан не был. Зло не пришло, еще не ослушалась Ева. Это совершенно фантастическое чувство, которое, я думаю, очень часто иностранцы испытывают в Бразилии.

Невероятно щедрая природа создана для пропитания и для наслаждения. Бразилия не требует невероятных усилий, чтобы выживать. Можно просто съесть плод манго, манговую косточку бросить, и вырастет новое дерево манго, которое будет давать по четыре урожая в год. Это то, что меня поразило, и то, чему я не перестаю удивляться. Когда у меня бывают свободные дни, я стремлюсь поехать на природу. Это сильнейшее впечатление. Я думаю, что для русских миф о Бразилии как о райской земле укоренен в сознании. В XIX веке он культивировался и поддерживался первыми русскими путешественниками. Самые первые их записи – это невероятный восторг.

Бразилия – страна временных контрастов. Когда я возвращаюсь в Сан-Паулу из России, иногда не узнаю очередную улицу рядом с домом – так быстро меняется город. Я живу рядом с университетом, на правом берегу реки, и город строится и растет именно в эту сторону. Это невероятный хаос, пробки, огромное количество населения. И это путешествие во времени. В новом центре Сан-Паулу – в районе проспектов Фариа Лима и Беррини – все дома уже строятся с вертолетными площадками наверху. В Сан-Паулу бывает чувство, что наступил XXII век.

Развитие интереса к русистике

В университете штата Сан-Паулу я работаю уже почти 19 лет. До этого сотрудничала с другими вузами Бразилии в качестве приглашенного преподавателя. В 1999 году объявили конкурс на место преподавателя русского языка и литературы на кафедре русистики Университета Сан-Паулу. И когда я прошла конкурс – он очень серьезный, в три этапа – и поступила, мой коллега, бразильский преподаватель, сказал: «Послушай, ты что, неужели останешься? Будешь работать?» Я ответила, что прошла конкурс, приложила такие усилия и, конечно, останусь. На что он заметил: «Но у нас же закроют русское отделение, нет никакого интереса к России».

Тогда действительно было ощущение, что с Россией все закончено. Это было время резкого падения интереса к стране, потому что Советский Союз распался, и перспективы сотрудничества были неясными. У меня в группе был и один, и два-три студента, не было ни магистратуры, ни докторантуры. Но Господь распорядился по-своему.

В 2002 году началось неожиданное и феноменальное развитие интереса к России. В моей академической среде общения произошел настоящий русский бум. Вызван он был уникальной выставкой, организованной и финансируемой бразильским магнатом и коллекционером произведений искусства Эдемаром Сидом Ферейрой.

После того как он посетил Москву и Санкт-Петербург, посмотрел столичные музеи и Эрмитаж, он решил устроить выставку «500 лет русского искусства» в Сан-Паулу. Это был грандиозный проект, гигантская выставка. Таких выставок нигде в мире не было, я показывала альбом и рассказывала русским искусствоведам, они говорили, что это что-то невероятное.

В 2006 году Эдемар Сид Ферейра был приговорен к 21 году тюрьмы за финансовые махинации, отмывание денег и организованную преступность, но в 2000 году он был на вершине богатства и власти. Вместе с архитектором Паулу Мендесом да Рошей и под руководством своего друга и создателя павильона – архитектора Оскара Нимейера, он восстановил здание Оса в Парке Ибирапуэра. После 14 лет забвения павильон превратился в престижное выставочное пространство, где разместилась экспозиция, посвященная 500-летию открытия Бразилии португальскими мореплавателями.

Эдемар Сид Ферейра платил столько, сколько было нужно для того, чтобы привезти из Государственного Русского музея Санкт-Петербурга 350 экспонатов, представляющих религиозное искусство, символизм, авангард, социалистический реализм и современное искусство. Посетители выставки смогли увидеть работы Шагала, Филонова, Кандинского, Малевича и Рериха.

Выставка начиналась наверху, на небе, с икон. Были представлены иконы Св. Павла (Сан-Пауло) и  Св. Петра (Санкт-Петербург). Выставка была уникальнейшая, и она была бесплатная, сопровождалась обширной просветительской программой. Школьникам штата Сан-Паулу выделялись автобусы, и они приезжали классами смотреть  русское искусство. Были подготовлены экскурсоводы, документальные фильмы, специальные занятия – это все было невероятно увлекательно и интересно. По-моему, выставка длилась шесть месяцев, а, может, и дольше, и ее посетило очень много бразильцев. Они увидели фантастический русский авангард, они увидели что-то удивительное. Появился невероятный интерес к русскому искусству.

Одновременно с выставкой небольшое издательство «Editora 34» начало печатать переводы русской классики с языка оригинала. До этого бразильцы читали Достоевского и других классиков в непрямых переводах с французского, испанского, итальянского. Известно, например, что французские переводы очень свободные, и они далеки от первоисточника.

Один издательский проект, называющийся «Восточно-европейские писатели», представлял литературу России произведениями Достоевского, Гоголя, Толстого, Пушкина, Чехова, Лескова, Макаренко, Мандельштама, Маяковского. Переводы были сделаны Борисом Шнайдерманом и Паулу Безерой, который перевел крупные романы Достоевского. Прекрасный бразильский писатель и переводчик Рубенс Фигейреду перевел произведения Толстого, которые стали печататься в другом отличном издательстве – «Косак-и-наиф».

Благодаря этой выставке и переводам, в Университете Сан-Паулу начался настоящий бум вокруг русской культуры, литературы и языка. С каждым годом больше и больше студентов хотели изучать все русское. Вскоре у нас открылись магистратура и аспирантура – единственные такого уровня курсы русистики во всей Латинской Америке. В настоящий момент в отделении русистики кафедры работают семь преподавателей. На факультет ежегодно поступает около 900 студентов. Количество мест каждый год увеличивается, при этом огромный конкурс – сто человек на одно место.   

В государственных бразильских вузах очень развита система стипендий. Конечно, у бакалавров они маленькие. Обучающиеся магистратуры уже полностью находятся на содержании государства. При этом они имеют обязательства – остаться работать в Бразилии. Есть специальные квоты для чернокожих, у них ниже проходной балл, но нужно предоставить документы о том, что абитуриент из малообеспеченной семьи. К тому же должна быть выражена этнически африканская кровь.

В связи с кризисом сейчас меньше финансируется образование, сократились программы стажировки. Раньше в престижном западном вузе за счет государства обучающийся имел возможность стажироваться год, теперь всего полгода, зато эту возможность имеют два человека.

Практически каждый год происходят забастовки студентов и преподавателей, они длятся иногда по три месяца. Забастовка – это святое, она начинается в мае, и от участия нельзя отказаться, даже если очень любишь свою работу и хочешь вести занятия. Иначе будешь штрейкбрехер.

Начинает забастовку обслуживающий персонал, затем со своими требованиями к нему присоединяются студенты, потом преподаватели. Требуют льгот, повышения зарплаты – и всегда этого добиваются. За участие в забастовке преподавателя не могут уволить, а студента отчислить – это их конституционное право. Получаешь зарплату и при этом не ходишь на работу, но по окончании забастовки необходимо дать студентам возможность наверстать весь упущенный материал.     

В Университете Сан-Паулу на технических специальностях очень много русских преподавателей. Вся бразильская школа математики русская, и бразильцы учатся математике по русским учебникам. Очень много физиков, генетиков, спортсменов и музыкантов из России нашли себя в Бразилии. И, конечно же, не ослабевает интерес к русской литературе, языку и культуре. Новые поколения бразильцев, после обучения в Университете Сан-Паулу, имеют возможность читать Чехова или Достоевского в оригинале, развивать сотрудничество между нашими странами.

Автор статьи: Дарья Корнилова
0 поделились
Предыдущая статья

Несказочный Рио

Следующая статья

Apple планирует запустить платежную систему в Бразилии

Комментарии к статье
  1. Василий Иванович Супрун
    11 февраля 2019

    Очень интересный материал. Хотелось бы связаться с Еленой Николаевной Васиной для обсуждения некоторых вопросов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 − 1 =

3 × три =

Регистрация