Позиция Трампа может помочь бразильским компаниям

Эксперты, приглашенные Фондом Фернанду Энрике Кардозу, обсудили перспективы Бразилии на международном рынке в связи с ожидаемым изменением внешнеполитического курса США.

  • Протекционизм Трампа и выход Великобритании из Евросоюза могут открыть новые коммерческие возможности для Бразилии и Меркосул. При условии, что Бразилия выдержит последствия этого.
  • Для того чтобы экспортировать, необходимо импортировать – либерализация рынка услуг является необходимым условием на пути к переговорам с ЕС и нужна для открытия промышленного сектора.
  • Одни компании исчезнут, другие появятся, как по причине внедрения инновационных технологий, так и из-за изменений условий ведения бизнеса.

Это некоторые из основных заявлений, сделанных во время дебатов, прошедших в этот понедельник при поддержке Фонда Фернанду Энрике Кардозу (Fundação FHC). В нем приняли участие управляющий партнер консалтинговой фирмы Brasilpar, экс-президент Бразильского аграрного общества (2014-2017) Густаву Жункейра и управляющий отделом международных отношений и внешней торговли Fiesp, советник по международным вопросам Национальной сталелитейной компании CSN, экс-управляющий Бразильской ассоциации легкой промышленности ABIT Томас Занотту.

«Нет никаких сомнений в том, что для Бразилии открывается возможность преодолеть отставание в десять или даже тринадцать лет, в течение которых мы заключили всего лишь три небольших соглашения с Израилем, Палестиной и Египтом, – признает Томас Занотту. – Новый Меркосул стал более привлекательным для ЕС». Новый Меркосул – это результат союза президента Бразилии Мишела Темера и президента Аргентины Маурисио Макри. Вместе они активнее поддерживают торговлю, чем их предшественницы Дилма Русеф и Кристина Киршнер.

С точки зрения Европы, Трамп похоронил Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (TTIP), переговоры по которому шли между США и ЕС. «Теперь европейцы очень заинтересованы в заключении соглашения с Меркосул, – утверждает Томас Занотту. – Другая возможность – это Мексика, которая находится в эпицентре протекционизма Трампа». С ней Меркосул уже заключил ряд соглашений в автомобильном секторе. Томас Занотту отметил, что «хотя люди плохо отзываются о Меркосул», на сегодняшний день топ-менеджеры зарубежных автомобильных компаний рассматривают Бразилию и Аргентину как единый рынок, способный производить пять миллионов транспортных средств в год. Это треть от производственной мощности США. В связи с близким географическим положением и таможенными соглашениями, Меркосул – это первый шаг для компании, которая хочет стать международной и начать экспортировать свою продукцию. Томас Занотту также добавил, что Тихоокеанский альянс – торговый блок, включающий в себя Мексику, Чили, Перу и Колумбию – это «легкий урожай» для бразильского производителя.

Густаву Жункейра подчеркнул, что «больше всего штампов в паспорте» у сельскохозяйственного сектора, который экспортирует в 130 стран. При этом большая часть сделок происходит по инициативе других стран, заинтересованных в бразильских продуктах, а не в связи с активным поиском рынков сбыта со стороны бразильских предпринимателей. «Нам нужно работать в этом направлении, чтобы занять вакуум, оставшийся после ухода США». Кукуруза и переработанное мясо, которые США экспортировали в Мексику, могут быть заменены бразильскими поставками. По мнению Густаву Жункейры, Бразилия «не должна вставать в оппозицию» к США. «Нам стоит оставаться партнерами США, потому что на кону больше, чем торговля, а именно, геополитическая переориентация, – обращает внимание Густаву Жункейра. – Бразилия должна будет утвердить свои позиции между китайцами и американцами». Схождение интересов можно наблюдать на примере этилового спирта, производимого из американской кукурузы и бразильского сахарного тростника. «Если мыслить стратегически, мы должны вывести этанол на китайский рынок, и таким образом обе страны выиграют, – объясняет Густаву Жункейра. – Если не будет постоянного спроса на американский этанол, цена на кукурузу упадет, и у нас также будет серьезная проблема с местными производителями».

Аналогичную позицию имеет Томас Занотту в отношении промышленности. Он отмечает, что США – самый большой торговый партнер Бразилии в производственном секторе. «Фактически, весь оборот в размере 70 миллиардов долларов приходится на этот сектор», – говорит он. Кроме этого, Бразилия одна из немногих стран, с которыми у США торговый профицит, а не дефицит, которым так недоволен Трамп. Занотту отметил, что около 180 тысяч человек в США работают по найму в бразильских компаниях. В прошлом соотношение инвестиций между двумя странами составляло семь долларов США, вложенных в Бразилию, к одному доллару, вложенному Бразилией в экономику США, теперь это соотношение равно три к одному. Около 70% авиазапчастей компании Embraer, к примеру, сделаны в США, часть самолетов собирается там же. С другой стороны, американские компании, основанные в Бразилии, существуют уже много лет. Первая фабрика по производству лампочек General Electric имеет более чем столетнюю историю. В США живут нелегальные иммигранты из Бразилии, но их число даже близко не приближается к числу иммигрантов из других стран. «Я не переживаю за США. Бразилия не создает им проблем», – отметил Томас Занотту.

В ЕС тоже меняются правила игры. Занотту процитировал метафору, которую использовал президент Бразильского агентства продвижения экспорта и инвестиций (Apex-Brasil), бывший посол в Лондоне и Пекине Роберту Жагуарибе: «Сельскохозяйственный европейский рынок – это полный стакан, в то время как азиатский – пустое ведро». Не смотря на огромное сопротивление выходу Бразилии на азиатский рынок со стороны некоторых стран Европы во главе с Францией и Польшей, благодаря передовым технологиям они сами становятся более конкурентоспособными. Сахар из свеклы уже не такой дорогой, как бразильский тростниковый.

По правде говоря, главные конкуренты Бразилии – ее жизненные реалии: сильные колебания обменного курса, расходы на оплату труда, бюрократия и высокие процентные ставки центрального банка. С этим согласны оба эксперта, упоминая еще и культурное сопротивление – неприятие импортных товаров и иностранных специалистов в качестве профессионалов или инвесторов. Томас Занотту напомнил, как в 2009 и 2010 годах, во времена строительного бума инфраструктуры в Бразилии, не хватало инженеров. В это же время в Италии, Испании и Португалии высококвалифицированные специалисты сидели без работы. Корпорации не допустили въезд иностранных граждан. Единственным исключением стала программа «Больше врачей», вызвавшая шквал жалоб и возмущения со стороны профсоюзов и профессиональных сообществ. Другим примером отставания, по мнению Густаву Жункейры, является текущая полемика вокруг изменений закона о собственности на землю, разрешающих доступ иностранным гражданам. «Наш дискуссия сосредоточена на праве собственности, а не на использовании земли, – отмечает эксперт. – На самом деле это та же проблема, что и с разработкой нефтяных месторождений в подсолевых слоях. Хотели оставить все себе, в итоге получилось никому. Богатство не пришло».

Политолог Сержио Фаусту, управляющий Фондом Фернанду Энрике Кардозу, модератор дискуссии, подвел итог: «Правила игры поменялись, а мы все с той же командой и тактикой, что не годились и для прежней игры. Мы пытаемся жить в XXI веке с мировоззрением века XIX».

Автор статьи: Дарья Корнилова
0 поделились
Предыдущая статья

За что мы любим Жоржи Амаду

Следующая статья

Количество пользователей Twitter в Бразилии выросло на 18%

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × два =

четыре + 11 =

Регистрация