Снимок экрана 2021-03-04 в 12.20.13 ДП

Рио-де-Жанейро — от первых колонизаторов до наших дней

«Я с детства хочу в Рио-де-Жанейро. Вы, конечно, не знаете о существовании этого города (…) О чём говорить? Вы сами понимаете. Полтора миллиона человек и все поголовно в белых штанах»

Остап Бендер

Основание Рио-де-Жанейро

Рио-де-Жанейро – очень контрастный город. Невероятная красота природы и неконтролируемая застройка. История и современность. Богатство и нищета. Холмы, покрытые лесами и асфальт. Всё это части одного города, которые уживаются вместе, ежедневно соприкасаясь. Противоречия и социальный антагонизм в Рио смешиваются, создавая совершенно особенные пейзажи. Это город, который имеет своё ни на что не похожее лицо, проявляющееся и в архитектуре, и в ритме жизни, и в особом акценте его жителей. В этой статье мы узнаем об истории Рио-де-Жанейро, города, который в отдельные моменты своей истории был столицей колониальной Бразилии, Португальской империи, Бразильской империи и Бразильской республики.

Рио-де-Жанейро почти ровесник самой Бразилии, его история насчитывает более 450 лет. По статистике, это самый фотографируемый город мира после Парижа. Но почему именно Рио? Может, по причине невероятного залива Гуанабара (Baía de Guanabara – порт.) или из-за горы Сахарная Голова (Pão de Açúcar – порт.), словно сошедшей с рекламного буклета и являющейся входными воротами в залив. Узкий пролив, отделяющий залив Гуанабара от океана, знаменит ещё и тем, что именно он дал имя целому региону. Вторая португальская экспедиция, под командованием Гаспара Лемоса (Gaspar de Lemos – порт.), которая прибыла сюда в январе 1502 года, перепутала вход в залив Гуанабара с устьем большой полноводной реки и назвала это место, населённое лишь индейцами, Рио-де-Жанейро (Rio de Janeiro – порт. – январская река). Сейчас через залив Гуанабара перекинулся мост, длиной 13,29 км, построенный в 1974, являющийся одним из 7 самых больших мостов мира и соединяющий Рио и его город-спутник Нитерой.

Мост Рио-Нитерой изображение с сайта https://www.gov.br

Прошло достаточно много времени, прежде чем португальцы обосновались в этом регионе. Впервые они прибыли сюда в 1502, затем вернулись в 1504, но лишь после 1530 годов начали селиться здесь. 

Но португальцы не были единственными европейцами, посещавшими воды залива Гуанабара. Французы также проявляли огромный интерес к этим землям начиная с самых первых лет после открытия Бразилии. Французские пираты очень быстро включились в контрабандную торговлю красным деревом (pau brasil – порт.), добыча и вывоз которого в Европу стали первой экономической активностью не только в регионе Рио-де-Жанейро, но и в целом в Бразилии. Это дерево имело огромную стоимость в те времена, поскольку служило сырьем для получения красной краски, необходимой для нужд текстильной промышленности. В 1555 году французы вторглись на португальские земли, основав здесь, в Рио, на острове, сегодня известном как Ilha do Governador, свою колонию Антарктическая Франция (França Antárctica – порт.). Идея обосноваться здесь была связана не только с экономической выгодой от существования подобной колонии, связанной с торговлей красным деревом, но и с территориальными притязаниями Франции, не признававших условий Тордесильского договора о разделе мира между португальцами и испанцами.

Во время французской оккупации этих территорий с целью защитить прилегающие земли прибывает из Португалии Естасиу де Са (Estácio de Sá – порт.) – племянник генерал-губернатора Бразилии. В 1565 году там он основывает город Сан Себастьян ду Рио-де-Жанейро (São Sebastião do Rio de Janeiro – порт.), названный в честь португальского короля Дона Себастьяна.  Французская оккупация этих территорий продолжалась вплоть до 1567, когда французы были разгромлены и изгнаны с бразильских земель. Сам Естасиу во время битвы был ранен стрелой в голову и скончался месяц спустя. Нужно отметить, что конфликт между португальцами и французами проходил при активном участии индейских племён. Как французы, так и португальцы заключали союзы с противоборствующими индейскими племенами, активно используя их в военных действиях.

Рио-де-Жанейро – вторая столица Бразилии

В 1763 году Рио-де-Жанейро становится новой столицей Бразилии вместо Сальвадора. Этот процесс был неизбежен и предопределён задолго до момента официального переноса ввиду постепенного упадка экономики северо-востока Бразилии, связанного с кризисом в производстве сахара, развитием Рио как крупного порта, а также его соседством с новым центром экономической активности, золотоносным штатом Минас Жерайс (Minas Gerais – порт.). Одновременно с переносом столицы из Сальвадора в Рио-де-Жанейро Португалия поднимает Бразилию до статуса вице-королевства. В этот период Рио стал центром сосредоточения городской жизни в Бразилии. 

Чтобы превратиться в столицу, Рио-де-Жанейро прошел через серьезные реформы. Две постройки второй половины XVIII века являются символами города по сей день: это Акведук да Кариока (Aqueduto da Carioca – порт.), который использовался для доставки воды из реки Rio Carioca на холм Santa Teresa и дальше в нижнюю часть города. 

Акведук да Кариока (Arcos da Lapa) — Рио-де-Жанейро

А также Королевский дворец (Paço Imperial – порт.). 

https://en.wikipedia.org/wiki/Paço_Imperial#/media/File:PacoImperial1.jpg

Королевский дворец Рио, первоначально построенный как дом губернатора, с обретением Бразилией статуса вице-королевства превратился в дворец вице-королей, пройдя значительную реконструкцию. Затем с прибытием в Бразилию королевской семьи в 1808 году превратился в королевский дворец, снова пройдя через архитектурные изменения. Это было место, которое Дон Жуан VI использовал для подписания важнейших документов Бразилии и Португалии. А позднее именно здесь были коронованы оба бразильских императора Дон Педру I и Дон Педру II, подписаны отречение Дона Педру I от престола в 1831 году, а также закон об отмене рабства в Бразилии в 1888 году. Можно сказать, что именно здесь в Королевском дворце, на площади 15 ноября, находится начало современного Рио-де-Жанейро и современной Бразилии. 

С прибытием в 1808 году в Бразилию королевской семьи вместе со всем двором начинается совершенно новый период истории Бразилии и истории Рио-де-Жанейро. В течение следующих тринадцати лет Рио был столицей португальской империи. Централизация административных ресурсов предопределила быстрый рост административных зданий (Военный архив, Морская академия, Библиотека, Музей, Медицинская школа, Банк Бразилии, Пороховая фабрика). А открытие Жуаном VI в 1808 году портов Бразилии для кораблей дружественных стран (почти исключительно английских) и начало свободной торговли с ними в обход Португалии (занятой на тот период наполеоновскими войсками) дало мощный толчок экономической активности в Рио, превратившемуся к тому времени в главный порт страны. Рио превратился ещё и в главный порт ввоза британских промышленных товаров, предназначенных не только для Бразилии, но и для региона Рио де Ла Плата (современные Уругвай и часть Аргентины). Уже в 1808 году в Рио проживало более 150 английских коммерсантов и торговых агентов.

Население города, которое до 1808 года составляло около 20 тысяч человек, с прибытием королевской семьи и двора увеличилось сразу на 15 тысяч новых жителей – европейцев, каждый из которых имел свои привычки, свои мечты и свои ожидания от переезда в Бразилию. А за время пребывания Дона Жуана VI оно выросло до 100 000 человек. Это полностью изменило облик Рио-де-Жанейро. Контакт населения города с европейским укладом жизни определил появление и нарастание социального антагонизма в обществе, присутствующего по сей день. Прибытие большого количества европейцев из Лиссабона наложило отпечаток и на произношение местных жителей, заложив основы того, что сегодня мы называем акцент кариока (Sotaque Carioca – порт.).

Рио того периода был рабовладельческим городом, главным центром ввоза рабов в страну. Несмотря на давления Англии, вынудившей Бразилию в первой четверти XIX века подписать ряд соглашений, ограничивающих работорговлю, ввоз рабов через порт Рио в этот период не только не уменьшился, а наоборот увеличился. И связано это было с появлением и бурным развитием нового направления экономики страны, основанного на производстве кофе. Зародившись в окрестностях Рио ещё в конце XVIII века, выращивание кофе выбралось за пределы города и распространилось по штату Рио-де-Жанейро в обширной долине реки Параиба. Близость районов производства кофе в долине Параиба к порту Рио и растущий спрос на этот товар на международных рынках определяли постоянный рост города и численности его населения. Всё это происходило на фоне бурной политической жизни первых десятилетий независимой Бразильской Империи, столицей которой после обретения независимости в 1822 году стал также Рио-де-Жанейро. 

Во время правления второго бразильского императора Дона Педро II, Барон де Мауа, вдохновлённый развитием британской промышленности, стал одним из пайщиков банка Бразилии и начал инвестировать в развитие фабрик в Рио-де-Жанейро. Эти инвестиции принесли Рио-де-Жанейро необходимую городскую инфраструктуру: водопровод, канализацию и газовое освещение. Им же была заложена первая железная дорога в Бразилии, связавшая Рио-де-Жанейро и императорскую резиденцию Петрополис. А в 1889 году Рио стал свидетелем падения монархии и становления первой бразильской республики.

Фавелы Рио-де-Жанейро, насильственное переселение жителей и рост преступности в изолированных коммунах

Согласно Бразильскому Институту Географии и Статистики, в 2010 году в Рио-де-Жанейро 1 393 314 человек проживали в 763 фавелах города. Появление фавел в Рио – это наверно тот самый вопрос, который волнует всех и каждого, интересующихся историей города. Они так прочно связаны с обликом Рио-де-Жанейро, что стали чуть ли не его визитной карточкой, а некоторые, относительно безопасные, даже туристическим аттракционом. И это несмотря на то, что для местных жителей преступность, связанная с наркотрафиком, процветающим в фавелах, представляет огромную проблему. 

Что же такое фавела? Вы удивитесь, но фавела – невысокое дерево из семейства Euphorbiaceae, известное в ботанике под именем Cnidoscolus quercifolius. Это дерево характерно для полузасушливого климата северо-востока Бразилии и встречается в штатах Баиа, Пернамбуку, Параиба. Давайте разберемся, как же это дерево дало имя беднейшим районам, распространившимся не только в Рио, но и по всей Бразилии. 

Его превращение в имя нарицательное произошло в конце XIX века и связано с восстанием на Северо-востоке Бразилии, вошедшим в историю под именем Guerra de Canudos (1896-1897). Не вдаваясь в подробности этого восстания, которые не так важны для нашей темы, отмечу только, что импровизированный город восставших был построен в сертане штата Баиа, недалеко от холмов, один из которых носил имя Morro da Favela, так как его вершина была густо покрыта вышеупомянутыми деревьями. Именно на вершине этого холма были установлены орудия, обстреливавшие восставших во время заключительного эпизода войны.

Солдатам, принимавшим участие в подавлении этого восстания, по завершении кампании были обещаны собственные дома. Возвратившись в порт Рио-де-Жанейро, они стали ожидать выполнения данных им обещаний прямо напротив Министерства обороны, которое располагалось как тогда, так и сейчас в конце улицы, носящей сегодня имя президента Варгаса (Avenida Presidente Vargas – порт.), поблизости от холма Morro da Providência. Обещанные дома солдаты так и не получили и в конце концов обосновались на его вершине в бараках, построенных из оружейных ящиков, в которых артиллерийские орудия закупались для министерства обороны. К моменту, когда бывшие солдаты обосновались на этом холме, там уже существовало по меньшей мере 100 бараков, которые построили жители окрестных трущоб, чьи дома были разрушены в 1893 году в результате работ по реконструкции города. И когда в 1898 году солдаты, вернувшиеся после подавления восстания, увидели холм Morro da Providência, они нашли его очень похожим на тот самый холм Morro da Favela, с которого они расстреливали восставших в штате Баиа. Так холм получил новое имя, а вместе с ним новое имя получили и трущобы, начавшие разрастаться на его вершине. 

Чуть позже, в 1904 году, при реконструкции центральной части Рио, более 500 домов, располагавшихся в центральной части города, также были разрушены, для того, чтобы освободить место под строительство широкого проспекта Rio Branco (Avenida Rio Branco – порт.), связавшего две части города. И их жители, не зная где жить, начали селиться на том же самом холме, уже носившим имя Morro da Favela. Интересно, что на вновь построенный проспект первоначально допускались только люди имевшие соответствующую одежду – фраки для мужчин и длинные платья у женщин. Таким образом центральный проспект Рио, вдохновлённый парижскими бульварами и стилем французской жизни, превратился в символ эксклюзивности, французский язык стал языком общения среди элиты города и оставался таковым до 1940-х годов.  Перестройка и реконструкция центральной части Рио продолжались до 1920-х годов, сносились холмы, строились новые просторные улицы, и всё с одной целью – придать городу более европейский вид. 

12 октября 1931 года (в день открытия Америки Колумбом) на вершине горы Корковаду был воздвигнут монумент Христа Искупителя (Cristo Redentor – порт.), ставший одним из главных символов современного Рио-де-Жанейро. Решение соорудить монумент на горе Корковаду было принято ещё в 1922 году, и начальный проект значительно отличался от той статуи, которая была сооружена в конечном итоге. Этот монумент символизировал сближение церкви и государства, наметившееся в эпоху Жетулио Варгаса (1930-1945).

Первоначальная концепция памятника Христу Искупителю — фото из Revista da Semana RJ 1 сентября 1923

Что же до самого города, то он продолжал расширяться, но уже без какого-либо планирования, рост фавел ускорился и стал превращаться в серьёзную проблему.

Следующим этапом городской модернизации стали 1960-е годы, период, когда пост губернатора вновь созданного штата Гуанабара (существовал с 1960 по 1975 год в рамках современного штата Рио-де-Жанейро) занимал Карлуш Ласерда (Carlos Lacerda – порт.), который продолжил политику перемещения фавел, на этот раз из южной части города в окрестности озера Lagoa Rodrigo de Freitas и некоторые другие зоны, лежащие в то время ещё за пределами города. Для этого он одобрил строительство большого жилого района в Baixada de Jacarepaguá. Таким образом появилась знаменитая фавела Город Бога (Cidade de Deus – порт.), чье строительство было закончено уже во время следующего губернатора. Город Бога стал самым крупным районом, построенным изначально для 6658 семей и располагавшимся наиболее близко к побережью и самой богатой части города. Он появился в результате сноса 63 фавел в южной части города. Помимо этого, туда переселили людей, пострадавших от наводнения 1966 года.

Отсюда появилась первая, весьма характерная черта этого вновь построенного района – гетерогенность его населения. Жители одних фавел, пройдя через принудительное переселение, потеряли дружеские и добрососедские отношения друг с другом, смешавшись с жителями из других фавел. Экономические последствия для таких переселенцев также были очень существенные, например, потеря работы, связанная с перемещением. Все это привело к тому, что жители таких районов просто-напросто начали воспроизводить проблемы, существовавшие ранее в их фавелах, но уже в рамках одной большой коммуны, иначе говоря, просто экспортировали существовавшие проблемы подальше от богатых районов. И всё это несмотря на то, что по словам архитектора этого района Giuseppe Badolato: «Город бога был спроектирован как образцовый район. Там должны были быть площади, пешеходные улицы, школы, кинотеатр, театр, поликлиника. Из этого получилось совсем не то, для чего мы трудились».

На пропаганду защитников сноса фавел и насильственного переселения их жителей можно смотреть сейчас лишь с горькой улыбкой. В фильме Vida Nova Sem Favela (1971) звучит следующая фраза: «К счастью, фавела в Рио – это то, что скоро исчезнет из нашей реальности». Как показало время, этот процесс не просто не способствовал исчезновению фавел, а напротив их расширению и переносу существующих проблем в другие районы. Поэтому в настоящее время можно с уверенностью сказать, что появление подобных районов обусловлено чередой неправильных административных решений, принятых при реконструкции города, и ответственность за это лежит на самом правительстве.

В конце 70 – начале 80 годов, наркотрафик стал реальностью фавелы Город Бога, так же как и других фавел Рио, что усугублялось экономическим спадом, характерным для конца периода Военной Диктатуры и начала периода Новой Республики. Наркотрафик привёл к насилию и настоящим войнам внутри фавел, превратив их в постоянно зудящую рану на теле города.

Культурные течения Рио-де-Жанейро

1950 года – время появления босса-новы и золотые годы Рио и её главного пляжа Копакабаны. История босса-новы – это история целого поколения молодых бразильских музыкантов, которые верили в будущее и в свою мечту – разнести эту музыку по всем уголкам земного шара. Певцы, музыканты, поэты, интеллектуалы и обожатели американского джаза участвовали в рождении этого стиля музыки, который объединил бразильские ритмы и гармонию американского джаза.

Рио становится культурной столицей Бразилии, столицей гламура. В этот период здесь появляется целое поколение артистов, вошедших в историю музыки: Antóniо Carlos Jobim, Vinicius de Morais, João Gilberto, Nara Leão, Durval Ferreira, Elizeth Cardoso и многие другие. Легкая меланхолия, которой пропитан конец 50-х годов и которая нашла своё отражение в босса-нове, была связана с заключительным этапом переноса столицы в город Бразилиа, специально построенный на центральном плоскогорье. Культурное кипение 50-х частично сошло на нет вместе с военным переворотом 1964 и установлением в Бразилии режима военной диктатуры. 

Но если босса-нова распространилась на Копакабане, в среде интеллектуальных элит города, то в фавелах Рио распространился совсем другой стиль, имя которому фанк кариока, или, как называют этот стиль местные, «фанки». Этот стиль не всегда был таким, каким мы знаем его сейчас. Импортированный из США, изначально произошедший от стиля соул, он по прошествии лет претерпел серьёзные изменения, впитав в себя некоторые элементы рока, R&B, психоделики и Miami Bass – жанра электронной музыки, распространенного в США в 80-х — 90-х годах. 

Фанк кариока – постоянный объект критики. Этот стиль упрекают за бедность выразительных средств, за пошлую и вульгарную лексику, за оправдание насилия и наркотрафика, поскольку фанк-вечеринки нередко используются наркоторговцами с целью привлечения потребителей наркотиков в фавелы. Также неоднократно предпринимались попытки криминализировать и запретить этот музыкальный стиль, пока не увенчавшиеся успехом.

Вместо завершения

«Жить в Рио тяжело, но весело», «Даже местные бегут оттуда», «Это лучшее место на земле». Каких только фраз и мнений не слышал я об этом городе. Какой Рио лично для меня? Признавая все существующие проблемы города, я не могу не восхищаться его природой, его архитектурой, его историческим наследием. Хотел бы я жить здесь? Тут ответ, скорее, будет отрицательным. Можно попробовать поискать внутри себя конкретные причины такого ответа, но дело, скорее, в каком-то общем ощущении своего дома и своего города. Рио не мой город, и дело совсем не в том, что мне как иммигранту в Бразилии тяжело назвать какой-либо город своим. Дело скорее в размахе Рио, в его величии и каком-то флёре приключенческой романтики, и в том, что всё это противоречит моим личным представлениям об идеальном месте для жизни. Поэтому нет, Рио не мой город, но это не значит, что он никогда не станет вашим. Cколько людей, столько и мнений. Я могу рассказать историю и показать фотографии, но полюбить Рио сможете только вы сами. Так какой же Рио для вас? 

Автор статьи: Михаил Стулов
Хэштеги:
0 поделились
Предыдущая статья

Entrar na onda

Следующая статья

Modéstia à parte

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать − 5 =

[wppb-login] Регистрация