Deus nos livre

Религиозная политика или политическая религия?

Религиозные идеи в целом, без привязки к конфессиям, играют заметную роль в повседневной жизни бразильцев, зачастую определяя их политическое и электоральное поведение. 

Бразилия – религиозная страна, в которой долгое время, до 1891 года, католицизм был государственной религией, и даже после провозглашения секулярного сосуществования церкви и государства католическая церковь продолжала оказывать существенное влияние на политическую жизнь. В настоящий момент в Бразилии порядка 8–14% населения не определили себя как религиозных людей, а оставшиеся более 80% относят себя к той или иной конфессии.

Согласно результатам недавнего опроса Datafolha, среди верующих порядка 19% учитывают мнение лидера своей церкви в ходе голосования на выборах разных уровней. Этот показатель выше среди протестантов – 26%, и особенно среди пятидесятников – 31%. Конечно, полученные данные совершенно не означают, что верующие голосуют «по указке» приходов, однако они дают представление о логике религиозного влияния в Бразилии. Этот же опрос, кстати, продемонстрировал, что религиозный кандидат в президенты – неважно, католик или протестант – имеет значительно больше шансов на успех, чем убежденный атеист (за последнего никогда бы не проголосовало 52% опрошенных).

Религия проникает в бразильскую политику также через партии, определяющие свою идеологическую базу как христианскую или, в более широком смысле, гуманистическую. Для России это явление не характерно, а вот в Бразилии насчитывается как минимум пять партийных образований, которые включили христианские ценности в основу своих идейных платформ: Христианская рабочая партия, Социал-христианская партия, Социал-демократическая христианская партия, Гуманистическая партия солидарности и Республиканская партия Бразилии. Надо заметить, что список приверженцев религиозных идей, разумеется, не ограничивается этими партиями, политики и чиновники могут принадлежать к любой партии, но иметь вполне определенные религиозные убеждения, транслируемые на публике.

В последние годы в политическом пространстве все заметнее становится тенденция, уже очевидная в пространстве религиозном: католики медленно, но верно уступают место другим религиям, в особенности, протестантам, среди которых уверенно лидируют пятидесятники. Евангелисты умело перехватывают консервативную, а иногда и ультраконсервативную повестку, и, что важнее, довольно успешно кооперируются для работы по этой повестке. Несколько лет назад они даже создали «Евангелистский парламентский фронт», действующий в обеих палатах Конгресса и объединяющий представителей различных партий по принципу религиозной принадлежности. По разным подсчетам, он объединяет до 198 депутатов нижней палаты Конгресса, причем некоторые даже не являются прихожанами протестантских церквей. Интересно, кстати, что среди депутатов есть и пастыри. Большинство депутатов «Евангелистского парламентского фронта» принадлежат к таким церквям, как «Ассамблеи Бога», «Христианские конгрегации Бразилии», «Всемирная Церковь «Царство Божие»», а также к баптистской церкви. В топе обсуждаемых тем – аборты, эвтаназия, однополые браки, гендерные проблемы, институт семьи.

Другая сторона религиозной составляющей политической жизни Бразилии – это дискриминация. Хотя в целом Бразилия считается страной толерантной, в том числе в расово-религиозном смысле, показатели терпимости в отношении миноритарных религий все же далеки от идеальных. По данным Госдепартамента США, каждый год выпускающего обзор уровня религиозной свободы в странах мира, Бразилия в целом соблюдает права граждан на выбор вероисповедания и прикладывает усилия к минимизации случаев дискриминации. Однако наблюдается устойчивая линия на негативное и зачастую агрессивное отношение к исповедующим афро-бразильские религии, в частности, кандобмле и умбанда.

Подавляющее большинство зарегистрированных случаев дискриминации по религиозному признаку касались именно афро-бразильских религий, порядка 70%. Вокруг этих культов немало слухов и предубеждений, а священников и прихожан нередко ассоциируют с колдунами, шаманами и черной магией. Известны случаи нападений на верующих, поджогов церквей, актов вандализма. Не всегда, но относительно часто агрессия сопровождается и расовой нетерпимостью.

Проблематика конфессиональной дискриминации имеет прямое отношение к политике, и это хорошо понимают на государственном уровне в Бразилии. За последние годы был предложен целый ряд инициатив, направленных на искоренение религиозной и расовой нетерпимости, включая создание горячей линии, организаций по защите прав жертв религиозного притеснения, структур для продвижения идей мультикультурализма и уважения ко всем религиям и др. Среди предпринимаемых мер надо особо отметить создание платформ для межконфессионального диалога при участии самых разных религиозных групп и представителей государственных институтов.

Как ни странно, но в XXI веке можно констатировать, что религиозная повестка возвращается в Бразилию. Экспансия новых тяжеловесов религиозно-политического пространства – протестантов и в особенности пятидесятников – станет определяющим трендом в религиозной сфере Бразилии в ближайшие годы. Обладающие ресурсами и влиянием протестанты, вероятнее всего, серьезно потеснят традиционного игрока – католическую церковь. Неизвестной переменной пока остается реакция католического сообщества: станет ли оно сопротивляться смещению с пьедестала или попробует использовать конкурентов в своих интересах?

Об основных вероисповеданиях читайте в статье Религия в Бразилии.

Автор статьи: Анастасия Борик
Хэштеги:
0 поделились
Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 − шесть =

[wppb-login] Регистрация