21
© Tania Rêgo/ABr

Несказочный Рио

Всплеск насилия в самом известном бразильском городе – Рио-де-Жанейро – привлек внимание лично президента страны Мишела Темера, который, похоже, готов идти на любые меры для возвращения города и одноименного штата под контроль властей.

16 февраля Мишел Темер издал президентский Декрет № 9.288, устанавливающий, что для борьбы с охватившим Рио-де-Жанейро насилием будет предпринята федеральная интервенция, которая продлится до конца 2018 года. Федеральная интервенция, или законное вмешательство федерации в дела субъектов, прописана в Конституции Бразилии 1988 года, однако до сегодняшнего дня эта мера не применялась. По законодательству, интервенция может быть предпринята в разных случаях, однако суть сводится к тому, что она необходима, если подрывается конституционный порядок Бразилии, нарушаются права человека или существует серьезная угроза безопасности и здоровью граждан.

На практике федеральная интервенция в Рио означает две принципиальные вещи.

Во-первых, в Рио прибудут дополнительные ресурсы из числа вооруженных сил Бразилии. Армия уже оказывает помощь полицейским органам города и одноименного штата, однако теперь она фактически станет основной силой, противодействующей разгулу криминала. Пока точно не известно, как именно и в каком масштабе будет применена армия; есть мнение, что вооруженные силы вполне могут ограничиться установкой опорных пунктов и кордонов на ключевых транспортных артериях города.

Во-вторых, де факто штат Рио-де-Жанейро получит еще одного губернатора. Нынешний глава региона Луис Фернанду Пезау сохраняет свои полномочия, однако они больше не распространяются на сферу безопасности, которая полностью переходит к генералу Уолтеру Соуза Брага Нету, получающему должность специального представителя президента в штате (на португальском его должность, согласно Декрету, звучит как Interventor). Полномочия генерала весьма обширны, хотя полностью не детализированы в документе. Как минимум, в его подчинение перейдут правоохранительные структуры штата, а также пожарно-спасательная служба. Кроме того, генерал сможет запрашивать дополнительную помощь от других силовых инстанций для реализации целей интервенции. При этом Брага Нету отчитывается только лично перед президентом Бразилии, не находясь в подчинении избранного губернатора. Интересно, кстати, что помощи от федерального центра попросил сам Пезау, признав недавно, что у штата закончились ресурсы для сдерживания галопирующих показателей преступности.

Почему руководство Бразилии было вынуждено пойти на такие радикальные меры?

Еще несколько лет назад Рио, казалось, «пошел на поправку». Программа пасификации фавел, подготовка и проведение Олимпийских игр 2016 года, развитие туризма и общее улучшение социально-экономического фона давали надежду на стабилизацию ситуации с насилием в Рио-де-Жанейро. Однако последовавшие вскоре экономический, а затем и политический кризисы общефедерального масштаба крайне негативно сказались на жителях города. Не вдаваясь в детали, заметим, что наиболее уязвимые слои населения Рио, включая обитателей фавел, оказались не готовы к экономическому спаду: вновь поползли вверх показатели бедности и неравенства, а за ними уже традиционно последовали индексы преступности. Одновременно между преступными группировками шел передел власти не только в «зачищенных» фавелах, но и за их пределами. На улицах Рио стало настолько небезопасно, что в городе даже перестала нормально функционировать почта. 43,6% адресов города обслуживаются в ограниченном формате, в некоторых случаях почта доставляется со специальным сопровождением, а также бывают ситуации полного запрета на доставку по адресу из соображений безопасности.

Идея интервенции даже в таких непростых условиях не у всех вызывает одобрение. Помимо парламентской оппозиции, против предстоящей кампании уже высказались некоторые правозащитники и специалисты в области гражданских прав и свобод. Не испытывают энтузиазма и сами жители Рио-де-Жанейро, в особенности обитатели фавел. Противники идеи интервенции указывают, что вся история участия армии в «зачистке» города от криминала демонстрирует полную неэффективность этой меры. Более того, зачастую военные операции больнее всего ударяют по обычным невиновным гражданам, которые живут в фавелах не из приверженности криминальному образу жизни, а потому что банально не имеют другого выбора. «Фавеладос» уже выразили свое беспокойство относительно предстоящей интервенции: в сети, в частности, набирает популярность видео с «инструкциями по поведению в период интервенции» для чернокожего населения фавел, чаще всего оказывающегося под прицелом правоохранителей вне зависимости от виновности или невиновности. «Не выходите без документов, никогда не ходите в одиночку, не совершайте резких неоднозначных движений, оповещайте родных и знакомых о том, куда и на какой срок идете…», – это только часть рекомендаций, которые дают создатели видео.  

Вокруг федеральной интервенции было немало и политических страстей. Противники действующего президента даже высказывали сомнения относительно истинных мотивов главы государства. Дело в том, что в период действия Декрета в Конституцию страны не могут вноситься никакие изменения, а именно они предполагаются флагманским проектом Мишела Темера – пенсионной реформой. Оппоненты политика считают, что Темер, не имея достаточной поддержки в Парламенте для протаскивания главного закона своего президентства, пытается обезопасить себя от обвинений в невыполненных обещаниях.

Так или иначе, обе палаты Парламента поддержали президентский указ. 19 февраля Палата депутатов одобрила его большинством, а 20-го «за» проголосовал и Сенат. Таким образом, Бразилию ждет первая федеральная интервенция с 1988 года, результаты которой нам предстоит оценить в конце текущего года. 

Автор статьи: Анастасия Борик
0 поделились
Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × три =

четыре × один =

Регистрация