© Filipe Frazão

Пенсионная реформа Темера

С приходом Мишела Темера на президентский пост Бразилии в сентябре 2016 года основными экономическими задачами правительства стали: сокращение бюджетного дефицита, снижение госраходов, стимулирование роста и расширение частного сектора в противовес «государственнической» политике предыдущих администраций Лулы и Дилмы Русеф.

На этом пути ключевой инициативой считается реформа пенсионной системы: растущие социальные расходы государства вместе с низким пенсионным возрастом обеспечивают дополнительную нагрузку на бюджет в условиях его дефицита. Правительство Темера практически сразу запустило процесс рассмотрения нововведений, однако он серьезно затянулся, в том числе и из-за обвинений в коррупции в адрес президента. Их рассмотрение в парламенте отняло немало времени у парламентариев и самого лидера.

Одновременно в поисках более широкой поддержки в 2017 году кабинет был вынужден пойти на уступки и смягчить некоторые изначальные формулировки. Новый вариант президент надеется «протащить» через нижнюю палату парламента до начала рождественских каникул, то есть у него осталось меньше двух недель, чтобы убедить колеблющихся депутатов в необходимости принятия непопулярного, но значимого для экономики закона.

Как это часто случается, законопроект о новой пенсионной системе, сильно урезанной не в пользу граждан, не вызывает одобрения в Бразилии. Порядка 71% выступают против внесения изменений в действующее законодательство, особенно учитывая, что для реализации реформы будет также необходимо внести поправку и в Конституцию страны. Что же вызывает такой негатив у бразильцев?

Сейчас бразильская пенсионная система поглощает грандиозное количество бюджетных средств: только на находящихся на пенсии бывших государственных служащих уходит порядка 4% ВВП, а по оценкам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), сохранение нынешней схемы к 2060 году вынудит правительство тратить на выплаты пенсионерам 17–20% ВВП. Отчасти эти расходы объясняются высокими пенсионными пособиями, соизмеримыми по объему с зарплатами действующих работников. В правительстве намерены сократить эти выплаты как часть стратегии по сдерживанию бюджетного дефицита. Вероятнее всего, в наибольшей степени эта мера затронет как раз госслужащих, выплаты которым обходятся государству в среднем в восемь раз дороже, чем аналогичные затраты на бывших сотрудников частного сектора.

Не меньшее недовольство вызывает правительственная инициатива по фиксированию минимального возраста выхода на пенсию на уровне 62 лет для женщин и 65 лет для мужчин. Сейчас в Бразилии средний возраст ухода на пенсию составляет 53–56 лет, причем варианты зависят от количества проработанных в конкретной сфере лет. При этом, что важно, на сегодня в Бразилии нет единого для всех секторов экономики возрастного порога прекращения трудовой деятельности, что также способствует неустойчивости пенсионной системы и создает дополнительную нагрузку для бразильского бюджета. Более того, в нынешней версии Конституции страны прописано, что минимальная пенсия не может быть меньше минимальной зарплаты. На практике это означает, что даже если человек проработал минимальные 15 лет и внес незначительный вклад в условный пенсионный фонд, он все равно будет получать минимальную пенсию, равную минимальной зарплате (а последняя медленно, но верно растет в последние годы). Для сравнения заметим, что в среднем в государствах-членах ОЭСР гражданин должен проработать порядка 26 лет для получения минимальной пенсии, которая к тому же будет ниже в процентном отношении к его бывшей зарплате, чем в Бразилии. Впрочем, в текущей версии законопроекта речь идет только о фиксировании порога выхода, от идеи «отвязать» минимальную пенсию от минимальной зарплаты пока отказались.

Квинтэссенция пенсионной реформы Темера – урезание социальных обязательств государства, которые за годы экономического бума 2000-х заметно разрослись. Для принятия законопроекта в нижней палате правительству потребуется 308 голосов парламентариев из 513, и пока такой поддержкой инициатива похвастаться не может (по разным оценкам, ее готовы одобрить 250–260 народных избранников). Если в этом году президенту не удастся провести проект через Палату депутатов, то в наступающем 2018 году это будет сделать еще сложнее. 2018 год – электоральный: в условиях борьбы за избирателей депутаты будут крайне осторожны в своих действиях, в особенности по отношению к таким резонансным инициативам как пенсионная реформа. В этом смысле перспективы амбициозной пенсионной реформы туманны, и пока нам остается только наблюдать за развитием событий, ведь уже 22 декабря прозвучит «финальный свисток», и парламентарии отправятся на каникулы.

Автор статьи: Анастасия Борик
Хэштеги:
0 поделились
Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять − два =

[wppb-login] Регистрация