© gualtiero boffi

Бразильский мирный атом

Бразилия – добросовестный подписант и участник многих международных договоров, ограничивающих распространение и использование ядерных технологий. Между тем уровень развития ядерной программы латиноамериканской страны вызывает опасения ряда экспертов, полагающих, что ее можно перевести из мирной в военную в кратчайшие сроки. Так ли это, что стоит за ядерной программной латиноамериканского гиганта, и почему Бразилия по-прежнему бросает вызов международному режиму нераспространения?

Для понимания современного состояния ядерной отрасли Бразилии важно определить как минимум две основные составляющие.

Исторические аспекты бразильской ядерной программы

В середине ХХ века Бразилия впервые проявила интерес к ядерным технологиям, попытавшись в 1953 году закупить экспериментальные центрифуги у Западной Германии. Сделка не состоялась, но она заложила основы дальнейшего взаимодействия бразильцев с государствами-первопроходцами в ядерной энергетике. До 70-х годов Бразилия с переменным успехом сотрудничала в этой сфере с США, Францией и ФРГ, однако никаких ощутимых результатов не достигла ни по одному из направлений. В тот момент приоритет отдавался мирному использованию атомной энергии, в частности, уже в 60-е обсуждалось строительство ядерной электростанции (впоследствии проект «Ангра-1» был реализован с участием американской компании Westinghouse).

Начало военных разработок в ядерной отрасли относится к временам Военной диктатуры в Бразилии, 1964–1985 годы. Примерно в 70-е годы появилась информация о том, что бразильские военные занимаются исследованиями в области ядерной энергии и технологий обогащения урана. Одновременно стали циркулировать и слухи о том, что бразильцы намерены использовать «атом» не только в мирных целях и что в стране и элите растет число сторонников «бразильской бомбы». Международное и особенно региональное давление на Бразилию было огромным, настолько пугающей выглядела перспектива получения ядерного оружия крупнейшим государством Латино-Карибской Америки, особенно учитывая военный характер существовавшего тогда режима. Бразилия продолжала настаивать, что речь идет только о мирных ядерных взрывах.

Считается, что секретная военная программа могла развиваться по нескольким путям, однако в конечном счете оказалась направленной на производство обогащенного урана, достаточного для использования в оружии массового поражения. По имеющимся сведениям, одновременно с обогащением урана велась активная исследовательская работа по созданию средств доставки, в частности, упор был сделан на ракеты и подводные лодки. В связи с этим США даже ввели санкции в отношении Бразилии[1]. Эксперты далеко не едины в своих оценках военной ядерной программы Бразилии, однако в целом на сегодня принято считать, что создание ядерного оружия было второстепенной задачей для программы. С одной стороны, бразильцы стремились обезопасить себя и обеспечить страну технологиями, необходимыми для создания оружия в экстренном случае. С другой стороны, ядерный проект вписывался в более масштабную задачу по модернизации экономики и укреплению собственных позиций в регионе и мире[2]. Не менее значимым было желание Бразилии обеспечить технологическую независимость в сфере использования атома в мирных целях.

Официально Бразилия отказалась от военной программы в 90-е годы. Взятый тогда курс на демократизацию и улучшение отношений с крупными державами, в особенности с США, обязывал пойти на определенные уступки в такой чувствительной сфере как ядерные технологии. В 1990 году, выступая в ООН, президент Бразилии Фернанду Колор де Мелу заявил, что Бразилия оставляет в прошлом свои ядерные притязания и отказывается от идей испытаний «даже в мирных целях». Бразилия также приняла на себя обязательство не обогащать уран больше чем на 20%, которых недостаточно для использования в военных целях.

В 1990-2000-е годы латиноамериканская страна проходит процесс интеграции в международный режим ядерного нераспространения. В 1991 году Бразилия и Аргентина договорились о взаимных инспекциях ядерных объектов под патронажем создаваемого ими Бразильско-Аргентинского агентства по учету и контролю ядерных материалов (АБАКК). В том же году АБАКК, Аргентина, Бразилия и Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) подписали четырехстороннее соглашение о всеобъемлющих гарантиях. Страна также становится полноценной участницей договора Тлателолко[3] после ратификации в 1994 году, а в 1998 году присоединяется к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Вызов режиму нераспространения

Бразилия глубоко интегрирована в международный режим нераспространения. Связанная многочисленными двусторонними и многосторонними соглашениями, страна со всей очевидностью демонстрирует, что она отошла от практики «секретных параллельных программ», и на сегодняшний день полностью сконцентрировала свои усилия на развитии мирного атома. Тем не менее есть ряд факторов, вызывающих у экспертов опасения даже в отсутствии прямых свидетельств каких-либо действий Бразилии, нарушающих режим нераспространения.

Во-первых, Бразилия так и не подписала Дополнительный протокол к ДНЯО, который в основном касается инспектирования ядерных объектов МАГАТЭ. Бразильская сторона настаивает, что ее ядерные объекты и без активного участия МАГАТЭ регулярно инспектируются в рамках двустороннего соглашения с Аргентиной (АБАКК), и оно может служить полноценной заменой Дополнительному протоколу. В начале 2000-х годов даже было несколько скандалов, связанных с нежеланием бразильцев предоставить полный доступ к объектам инспекторам МАГАТЭ.

Во-вторых, опасение вызывает бразильская программа разработки атомных подводных лодок. После долгого периода упадка и недофинансирования в 90-е – начало 2000-х она получила новую жизнь после 2007 года. Тогда президент Луис Инасиу Лула да Силва не только значительно увеличил финансирование разработок, но и способствовал появлению новой стратегии развития атомной области, а также включению проекта субмарин в Национальную стратегию безопасности 2008 года.

В третьих, военные эксперты и специалисты в области ядерного нераспространения не раз высказывали мнение, что бразильская мирная ядерная программа находится на таком уровне технологического и теоретического обеспечения, что ее перевод в военное русло – это не более чем вопрос постановки такой задачи. Реализация подобного рода задачи возможна в кратчайшие сроки, и это не может не бросать вызов всему режиму нераспространения. Бразилия, обладающая огромными природными запасами урана – примерно 5% от всех известных мировых запасов, в случае запуска полномасштабной ядерной программы поставит под угрозу мировой консенсус в атомной области. Уже сейчас существует недовольство бразильцами, которые своей «ядерной амбивалентностью» бросают тень на переговоры с такими проблемными странами как Иран или Северная Корея.

Так или иначе, сейчас бразильская политическая и военная элита значительно больше обеспокоена внутриполитической ситуацией, а также продолжающимися экономическими трудностями. В этом смысле ожидать в ближайшее время каких-то прорывных решений по ядерной тематике не приходится, и бразильский атом пока останется мирным.

[1] Matias Spektor. The evolution of Brazil’s nuclear intentions. The Nonproliferation Review,  23:5-6, 635-652. 2016.

[2] Там же. Дополнительные сведения: Joseph Cirincione. A Brief History of the Brazilian Nuclear Program. Proliferation Analysis. August 18, 2004. URL: https://carnegieendowment.org/2004/08/18/brief-history-of-brazilian-nuclear-program-pub-15688

[3] Договор о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке и Карибском бассейне.

Автор статьи: Анастасия Борик
Хэштеги:
0 поделились
Предыдущая статья

Искусство из трущоб

Следующая статья

Мягкие углы

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

десять − девять =

шестнадцать − десять =

Регистрация