© www.hse.ru

Висенте Ферару: Следующие годы станут важной проверкой на прочность политической системы Бразилии

28 октября во втором туре голосования президентом Бразилии был избран представитель Социал-либеральной партии Жаир Болсонару. Он опередил своего соперника – представителя Партии трудящихся, набрав 55,13% голосов избирателей. Выборы 38-го президента страны вскрыли серьезные противоречия внутри бразильского общества. Итоги выборов и их последствия обсуждаются политиками и экономистами. На вопросы BRASIL.RU ответил политолог Висенте Ферару.  

Висенте, прошедшие выборы и предшествовавшая им предвыборная кампания стали очень напряженным периодом для бразильского общества, которое в буквальном смысле было расколото на два непримиримых лагеря противников и сторонников Болсонару. Расскажите, с чем связаны опасения избирателей, отдавших свои голоса за проигравшего в предвыборной гонке Фернанду Адада.   

Жаир Болсонару является правым популистом с агрессивным дискурсом, его называют тропическим Трампом. За неделю до выборов он заявил, что левые активисты будут либо задержаны, либо им придется выехать из Бразилии. В этом и многочисленных других высказываниях справедливо видят угрозу демократическим институтам страны. Мы никогда не видели такого, чтобы даже представители правоцентристских взглядов открыто поддерживали левого кандидата, однако это произошло на прошедших выборах из-за личности самого Болсонару.

Национализм, консерватизм и новый вид маккартизма набирают силу в стране. Болсонару удачно сумел извлечь пользу из этого явления и внести свой вклад в его распространение, усугубляя поляризацию бразильского общества. Все, кто против него, автоматически объявляются коммунистами или боливарианцами. Во втором туре его конкуренту пришлось изменить в политических анонсах красный цвет Партии трудящихся на цвета бразильского флага, чтобы его не принимали за коммуниста.

На протяжении всей своей избирательной кампании Болсонару выражал недовольство политическим курсом Бразилии в отношении сексуальных меньшинств, темнокожего населения – квоты в университетах, некоммерческих организаций по защите прав человека. Он утверждал, что будет пересматривать конституционно закрепленные права индейцев в части демаркации границ заповедников. Частью его предвыборной кампании было заявление о возможном выходе Бразилии из Парижского соглашения по климату, а также планы по объединению Министерства охраны окружающей среды с Министерством сельского хозяйства. Он открыто отстаивает интересы представителей крупного агробизнеса, в том числе тех, кто вырубает леса Амазонки. В настоящий момент, из-за критики со стороны представителей самого агробизнеса, он пересматривает эти проекты.

Зная, что интеллектуальная часть оппозиции находится в гуманитарных вузах, Болсонару предпринимает ответные меры. Например, он хочет продвигать проект «Школа без партии», в рамках которого преподаватели больше не смогут проявлять свои политические взгляды в школах. Он призывает учеников снимать на видео преподавателей, которые используют занятия для распространения левых идей. Болсонару не раз говорил, что они неправильно освещают бразильскую историю периода военной диктатуры с 1964 по 1985 год. По его мнению, это было не диктатурой, а движением, направленным на защиту Бразилии против коммунизма. По словам самого Болсонару, его вдохновляет Карлус Устра – один из главных представителей репрессивных органов того периода.

Мы становимся свидетелями настоящего исторического ревизионизма. Сейчас у преподавателей есть высокий уровень автономии в процессе обучения, если будет введен такой род цензуры, это будет шагом к уничтожению демократии. Из этого проекта уже можно составить себе представление о том, что он хочет делать со школами. В ходе предвыборной кампании он также заявлял, что намерен ввести программу частичного обучения дома для средней школы. Болсонару полагает, что таким образом можно экономить на преподавателях и на сотрудниках школ. У него достаточно архаичные взгляды на образование. Ожидается, что Конституционный суд не допустит реализации подобных проектов.

Планируются ли какие-либо изменения в программе «Болса фамилия»?

Это очень деликатная сфера. По ходу предвыборной кампании Болсонару избегал ее трогать. Я думаю, что в сфере социальной работы с наиболее незащищенными слоями населения не будут происходить глубокие изменения. Болсонару планировал жестко проверять целевое использование, направляемых на реализацию программы, средств. И пока что я не вижу в этом проблем. Усиление контроля за нелегальным получением денежных выплат, ликвидация возможной коррупционной составляющей – это хорошо.

Следует отметить, что наиболее богатые регионы, особенно на юге, голосовали за Болсонару, в то время как наиболее бедные, особенно на северо-востоке, – за Адада. И можно сказать, что уже давно намечается такая региональная поляризация на бразильских выборах.

Насколько реально воплощение в жизнь предвыборных угроз Болсонару?

Многие говорят, что это просто слова и громкие заявления, чтобы привлечь внимание. Я думаю, что следующие годы станут очень важным тестом, проверкой на прочность политической системы Бразилии. Полагаю, что рано или поздно он попытается изменить демократические институты, и мы увидим, насколько бразильская демократия способна защитить себя. С одной стороны, мы можем выйти из этой ситуации еще сильнее, если даже с ультраправым популистом мы останемся в демократическом обществе. Либо мы попадем в недемократическую систему. Возможен вариант развития событий как в Турции, когда авторитарный режим начинается не с военного переворота, а с постепенного изменения конституционного строя путем внесения поправок в законодательство. Политологи Бразилии опасаются, что будет именно такой род изменения политического режима.

Есть один очень известный политолог из Гарвардского университета Стивен Левицкий. Он много писал, кстати, и про Бразилию. По его словам, если во время предвыборной кампании кандидат заявляет недемократичные идеи, в случае его избрания, он с большой долей вероятности будет осуществлять хотя бы часть этих угроз. Стивен Левицкий разбирает много случаев и подробно рассказывает, как люди приходят к недемократическим системам, уничтожая их изнутри.  

Сейчас перед нами стоит вопрос, насколько демократия способна сосуществовать с нелиберальными лидерами? Возможна ли нелиберальная демократия? Многие политологи отвечают отрицательно на этот вопрос. С другой стороны, консервативный электорат тоже имеет право избирать своих представителей. Впервые в истории современной Бразилии был избран президент, представляющий нелиберальные ценности. Следующие годы станут важной проверкой на прочность политической системы Бразилии.

Чем, на ваш взгляд, руководствовались в своем выборе сторонники Болсонару?

Есть очень много причин, и многие политологи думают над этим явлением. Выделяют общие черты с избранием Трампа в США и других правых в Европе, но, кроме этих общих черт, есть еще специфические бразильские факторы.

Первым фактором можно назвать антипетизм. Антипетизм – это течение против левоцентристской Партии трудящихся, которую сокращенно называют ПТ. Представителями этой партии, как мы знаем, являются два экс-президента Бразилии Лула да Силва и Дилма Русеф. Болсонару удалось позиционировать себя как наиболее яркого представителя антипетизма, хотя если посмотреть, как он голосовал, будучи депутатом, то можно увидеть, что 60% его решений совпадало с голосованием самой Партии трудящихся.  

Чтобы понять, почему в бразильском обществе стал так популярен антипетизм, надо разобраться, чем так сильно раздражает Партия трудящихся часть бразильцев. Представитель Партии трудящихся Лула да Силва был избран президентом Бразилии в 2002 году, после этого партия переизбиралась еще три раза. В 2014 году стала широко известна крупная коррупционная схема, в которой участвовали представители партии, в итоге в 2016 году президент Дилма Русеф была отстранена от власти путем импичмента.  

Бразильские СМИ помогли построить в головах бразильцев образ Партии трудящихся как партии неразрывно связанной с коррупцией. Между тем в коррупционные связи так или иначе вовлечены представители многих бразильских партий. Но обществу было предъявлено, что коррупция – это только ПТ. Лидер партии, бывший президент Лула, сейчас находится в тюрьме. Сторонники ПТ считают, что судебный процесс был политическим и несправедливым, и отмечают, что мало представителей других партий, вовлеченных в коррупционные схемы, были наказаны. Между прочим, судья, который вынес приговор Луле, был приглашен в кабинет Болсонару как министр юстиции. Он, естественно, принял приглашение.

Второй фактор заключается в том, что с 2014 года в Бразилии экономический кризис. Именно в это время, где-то начиная с 2014 года, волна мирового экономического кризиса 2008 года докатилась до Бразилии, точно также, как и до других развивающихся стран. Многие бразильцы думают, что экономический кризис – это следствие некомпетентности Партии трудящихся.

К сожалению, в Бразилии экономический кризис совпал с политическим, и это усугубило экономический спад, он проживался тяжелее, чем в других странах. Был настоящий конфликт между президентом Дилмой и председателем нижней Палаты депутатов, это наш аналог Государственной думы в России. Верхняя палата – Федеральный сенат, аналог российского Совета Федераций, тоже был вовлечен в этот кризис. Таким образом во время экономического кризиса обе палаты Национального конгресса были в конфронтации с президентом. Дилма несколько раз пыталась ввести антикризисные меры, но Конгресс блокировал эти решения. Более того, Конгрессом намеренно было одобрено несколько затратных законопроектов, которые усугубили экономический кризис. Это была борьба за власть в чистом виде, и вывод экономики из кризиса не рассматривался как цель.

Кроме этого, нельзя не упомянуть и неправильные экономические меры со стороны Дилмы. Она сократила налоги в нескольких сферах, думая, что это приведет к росту инвестиций, одновременно повысила субсидии на газ, электричество – в нескольких сферах. Когда у правительства кончились финансовые средства, пришлось отменить субсидии, и сразу начался рост инфляции. Это усилило недовольство правительством в бразильском обществе. В итоге вице-президент, представитель Партии бразильского демократического движения Мишел Темер, объединился с другими оппозиционными силами, и им удалось провести импичмент против президента Дилмы Русеф. С 2016 года страной руководит Мишел Темер, срок полномочий которого истекает 31 декабря 2018 года.

В настоящий момент в стране растет приток мигрантов из Венесуэлы. ПТ была очень близка к Чавесу и Мадуру. Антипетисты говорят, что из-за левой идеологии и некомпетентности партия вела страну по венесуэльскому сценарию.

Возвращаясь к Болсонару и причинам его популярности, нельзя не упомянуть уровень преступности. Это третий фактор успеха Болсонару. Количество убийств в год в Бразилии более шестидесяти тысяч на каждые сто тысяч населения – по абсолютным цифрам страна находится на первом месте в мире, опережая даже страны в состоянии гражданской войны. Один из пунктов программы Болсонару – толерантность ноль. Это значит, что государство будет максимально жестко относиться к организованной преступности и давать больше полномочий полиции в решении вопросов силовыми методами. Как на Филиппинах, где сейчас развернулась борьба с наркоторговлей, возглавляемая президентом Дутерте. Полиция сначала убивает, а потом разбирается, и это очень опасно. В стране сейчас есть немало случаев произвола полиции, если президент будет поддерживать такой подход к борьбе с преступностью, общий сценарий может только ухудшиться. Болсонару намерен также легализовать оборот огнестрельного оружия, считая, что это приведет к спаду преступности.

У представителей Партии трудящихся другой подход к решению данной проблемы. ПТ считает, что надо вкладывать деньги в социальные проекты. У этой партии борьба с преступностью связана именно с социальной политикой. У Болсонару более жесткая позиция, и для населения, уставшего от преступности и насилия, это более привлекательно. Люди хотят быстрых и эффективных решений, даже если это будет сопряжено с нежелательными побочными последствиями. Количество силовиков в бразильском парламенте резко выросло на этих выборах. Из-за перечисленных проблем доверие в обществе к политическим институтам снижается, а к силовым структурам растет. Вице-президент, выбранный Болсонару, является представителем военных.

В качестве четвертого фактора следует отметить личность самого Болсонару. Как и все популисты, он очень харизматичный лидер, умеет говорить просто, на языке народа. У его конкурентов на этих выборах не было такой черты. Многие видят в его неполиткорректности честность и открытость. Его политический бренд способствовал избранию его сыновей в верхнюю и нижнюю палаты.  

Таким образом, есть много составляющих сегодняшней ситуации: экономический кризис, безработица – тринадцать миллионов человек, коррупционные схемы, антипетизм, уровень преступности, непосредственно личность кандидата. Народ видит в Болсонару перемены и установление порядка. Возможно, это реально так, но куда эти перемены и каков этот порядок пока не очень ясно.

Можно отметить какие-либо особенности ведения предвыборной кампании Болсонару?

Бразильские выборы долго пытались попасть в список самых дорогих в мире – не зря множество коррупционных схем за последние годы были связаны именно со сбором средств на политические кампании. Эти выборы ознаменовали также крах телевидения и крупных СМИ как основных площадок для политического продвижения. Болсонару быстрее, чем конкуренты, осознал господство интернета. В итоге его стратегия оказалась намного дешевле и эффективнее. Почти вся его предвыборная кампания прошла в Ватсапе – это сеть имеет большое количество пользователей в Бразилии. У Трампа, как мы помним, основная кампания развернулась в Твиттере и Фейсбуке.

Во время кампании сторонники Болсонару распространили много фейков в различных группах, и люди часто не знали, чему можно верить, или некритично воспринимали информацию. Основная масса фейков выставляла Болсонару в хорошем свете. Сейчас избирательная комиссия расследует, есть ли связь между официальными представителями Болсонару и этими фейками.

Газета Folha de S.Paulo рассказала, что были проплачены крупные суммы на предвыборную рекламу Болсонару в Ватсапе и эти суммы не были подотчетны избирательной комиссии. Она упоминает также про работу автоматических ботов, рекламирующих Болсонару. Теперь он угрожает отменить правительственные заказы на рекламу в этой газете и в других СМИ, которые открыто критиковали его на протяжении избирательной кампании. Крупные СМИ часто жестко критиковали ПТ, способствуя распространению в обществе антипетизма. Как говорят многие политологи, имея в виду СМИ и Болсонару, создав монстра, теперь они его боятся.

Эксперты считают, что интернет расширил публичное пространство и сделал его доступным для нелиберальных направлений. Во многих западных странах крупные СМИ являются приверженцами либеральных взглядов, ограничивая распространение других идей. Популяризация интернета привела к подрыву монополии этих СМИ и, следовательно, создала свободное пространство для распространения альтернативных взглядов, в том числе ультраправых и неполиткорректных.

Еще одна особенность этих выборов – это критика Болсонару электронных машин для голосования. Они являются основным механизмом подсчета голосов. Он все время подвергал сомнению чистоту избирательного процесса. Можно быть уверенным, что если бы он не выиграл, то с большой вероятностью он бы не принял результаты голосования, что инициировало бы настоящий политический кризис.

Что ждет экономику Бразилии?  

Экономическая элита открыто поддерживает Болсонару. Сейчас страна выходит из экономического кризиса и, независимо от выбранного кандидата, прогнозируется экономический рост. Его скорость будет зависеть от того, насколько быстро Болсонару сможет провести ряд экономических реформ в парламенте, особенно пенсионной системы. Пенсионная система уже давно обсуждается, это очень деликатная сфера, и все политики избегают трогать данный вопрос, поскольку его решение неизбежно приводит к политическим потерям.

Программа Болсонару в большей степени направлена на защиту интересов экономической элиты. В Бразилии есть неполная прогрессивная шкала налогообложения доходов физических лиц. Это нормально для экономически развитых стран, для стран, в которых очень высокий уровень имущественного неравенства. Богатые платят налог по большей ставке налогообложения, чем бедные. Болсонару планирует ввести единую, плоскую шкалу налогообложения. Это шаг назад. В России вносили не так давно в Госдуму проект о введении прогрессивной шкалы, то есть Россия идет в одном направлении с цивилизованным миром, а Бразилия, получается, в противоположном. Болсонару также подтвердил, что Министерство труда, созданное в 1930-х годах с целью улучшить трудовые условия в стране, будет упразднено. Все это делается якобы для экономической модернизации и дебюрократизации трудовых отношений.

Что можно сказать о приватизации значимых отраслевых компаний?

Это очень важный момент, поскольку есть глубокие противоречия интересов в правительстве Болсонару, которые могут вызвать серьезные трения. Ядро правительства Болсонару – это экономические либералы и военные. Либералы обещали проводить приватизацию госкомпаний, но у военных совсем другой подход к подобным экономическим вопросам. Они против приватизации крупнейших госкомпаний, которые, по их мнению, являются стратегически значимыми с точки зрения национальной безопасности Бразилии. Некоторые промышленные отрасли крайне негативно воспримут открытие бразильского рынка.  

Как Болсонару будет балансировать между этими силами – пока непонятно. Если он проведет приватизацию некоторых затратных компаний, бюджетные счета будут более сбалансированы. С начала экономического кризиса государственный долг быстро растет, растут затраты, и, если не будет жестких мер, рано или поздно возникнут серьезные последствия.

Болсонару придется принимать непопулярные меры. Сейчас даже говорят о том, чтобы действующий президент Мишел Темер провел пенсионную реформу до инаугурации Болсонару и вступления в должность 1 января 2019 года, чтобы избавить Болсонару от политических потерь в начале его президентского срока. Но сделать это будет сложно из-за режима военной интервенции в Рио-де-Жанейро, при котором нельзя вносить поправки в конституцию.

Как будет меняться внешняя политика Бразилии?  

Болсонару критикует внешнюю политику Партии трудящихся. Внешняя политика ПТ – это сближение со странами Южной Америки и другими развивающимися странами, таким как Китай и Россия. Что касается стран Южной Америки, то, думаю, упор будет сделан на двухсторонние отношения, вместо развития региональных организаций. Болсонару не будет вкладывать усилия в развитие отношений с Боливией и Венесуэлой – страны, в которых у власти представители левых партий.

Несколько раз Болсонару критиковал Китай. Бразильская экономика сильно зависит от Китая, это наш первый экономический партнер, США на втором месте, Аргентина на третьем. Болсонару видит в Китае угрозу.

Недавно он заявил, что собирается переселить посольство Бразилии в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Это вызвало волну критики со стороны арабских стран – власти Египта отменили визит действующего министра иностранных дел Бразилии. Между тем арабские страны являются вторым покупателем бразильского мяса. Болсонару много раз критиковал ПТ за идеологизацию внешней политики, но, судя по всему, его внешняя политика будет не менее идеологизирована.

В следующем году планируется саммит стран БРИКС в Бразилии. Мне сложно сказать, как Болсонару будет выстраивать отношения с Россией. В ходе своей предвыборной кампании он заявлял, что США – это наш самый важный партнер. Если новый президент Бразилии будет сильно сближаться с США, то, возможно, он захочет отталкиваться от России и от других стран БРИКС.

С другой стороны, если посмотреть на его консервативные взгляды, можно отметить, что у Болсонару есть что-то общее с Путиным. Возможно, это будет точкой для персонального сближения, так же как это происходит с Трампом. Несмотря на то, что страны отталкиваются, личные отношения их лидеров складываются хорошо, их сближает общность взглядов на некоторые вопросы. Возможно, у Болсонару будет такой же вид отношений с Путиным, как и у Трампа.

Как бразильская демократия сможет защитить себя? Что изменилось в парламенте?

В целом можно выделить несколько факторов, которые ограничивают произвол представителей исполнительной власти. Во-первых, бразильский парламент является одним из наиболее раздробленных в мире. Со следующего года 30 партий будут представлены в нижней палате и 21 – в верхней. С таким раскладом сил практически невозможно управлять страной, не идя на компромисс и политические уступки.

У Партии трудящихся снизилось количество мандатов в нижней палате, но она все-таки остается крупнейшей партией с 56 депутатами из 513. За ней идет партия Болсонару с 52 мандатами, из них немало представителей силовых структур – военные и полицейские. Важно отметить, что на предыдущих выборах только один представитель Социал-либеральной партии был избран – сам Болсонару.

Самое яркое поражение в октябре потерпели традиционные правоцентристские партии – Бразильская социал-демократическая партия и Бразильское демократическое движение. Поэтому можно утверждать, что больше чем победа правых сил над левыми, эти выборы ознаменовали победу нелиберальных ультраправых и правых партий над либеральными правоцентристскими силами. Таким образом усугубилась поляризация парламента. Болсонару сможет рассчитывать на крупную коалицию неформальных консерваторских фракций, состоящую из представителей силовых структур, агробизнеса и евангеликов, но левые и центристские небольшие партии смогут сбалансировать их мощность.

Во-вторых, в отличие от конституции России, в конституции Бразилии закреплено очень много правил политической жизни страны. Например, выборы в парламент, выборы губернаторов и других ключевых фигур политической структуры и социальной политики общества – это система сдержек и противовесов. Даже для проведения небольших реформ в пенсионной системе или в системе здравоохранения необходимо внести поправки в конституцию – то есть требуется согласие квалифицированного большинства обеих палат. С момента принятия конституции в 1988 году было внесено около ста поправок. Без уступок различным политическим силам невозможно проводить подобные реформы. Правда, учитывая, что Болсонару привлек военных в правительство и что недовольство общества представителями Конгресса давно растет, есть опасения, что институциональный тупик сможет привести к краху всей политической системы.

В-третьих, такие институты как Конституционный суд и Федеральная прокуратура могут препятствовать и блокировать принятие мер, нарушающих конституционные принципы и положения. Такие проекты, как «Школа без партии», с большой вероятностью, не пройдут конституционные фильтры. Однако, несмотря на то, что за последние годы эти органы активно участвовали в расследовании коррупционных схем, они тоже уязвимы с точки зрения политического расклада сил. В следующем году Болсонару назначит, при согласии верхней палаты, двух из 11 судей Конституционного суда. Он заявил, что не будет соблюдать негласное правило, при котором главный прокурор назначается из списка трех кандидатов, подобранных региональными прокурорами. За неделю до выборов был опубликован ролик, в котором сын Болсонару объясняет, как военные могут легко нейтрализовать судей Конституционного суда. Болсонару пришлось извиняться перед избирателями и говорить, что он уже объяснил сыну, что так нельзя делать.

В последнее время принято сравнивать Болсонару с Трампом, при этом утверждается, что несмотря на резкие заявления, Болсонару не представляет угрозу демократическим институтам. Я считаю, что подобные сравнения не совсем уместны, поскольку, в отличие от США, бразильской демократии всего тридцать с небольшим лет и демократические институты еще развиваются. Из последних четырех избранных президентов – Колора, Фернанду Энрике, Лулы и Дилмы – два были отстранены от должности в результате импичмента и один находится в тюрьме – нельзя сказать, что это нормально.

Автор статьи: Дарья Корнилова
0 поделились
Предыдущая статья

Весь мир и Россия – в ожидании

Следующая статья

Школа с современным взглядом на жизнь

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × 4 =

пятнадцать − 10 =

Регистрация