© BM&A

Интервью с директором Brasil Music Summit Леандру Силва

В феврале этого года в Сан-Паулу прошел Второй музыкальный саммит Brasil Music Summit (BMS), организованный некоммерческой организацией Brasil, Música & Artes (BM&A) в партнерстве с Агентством по продвижению экспорта и привлечению инвестиций Бразилии Apex-Brasil. Представители BRASIL.RU пообщались с проектным директором BM&A Леандру Силва.

Леандру, в этом году мероприятие носит международный характер, почему вы решили сделать акцент именно на этом?

В Бразилии проходит довольно много музыкальных мероприятий, но ни одно из них не концентрируется полностью на теме продвижения своего бизнеса за рубежом. Мы занимаемся этим с 2003 года, когда совместно с Apex-Brasil был запущен проект Brasil Music Exchange. Также мы понимаем, что сегодня многие таланты и предприниматели не имеют возможности участвовать в международных выставках. Наша идея заключается в том, чтобы не только развивать проекты внутри страны, но и помогать тем, кто не имеет возможности выехать за пределы Бразилии.

Вы довольны результатами второго музыкального саммита Brasil Music Summit?

Да. В этом году у нас было более 500 зарегистрированных участников и примерно 1400 посетителей, которые приходили на концерты и перформансы, проводимые в рамках саммита. На конференции внимание уделялось таким темам, как синхронизация, музыкальный брендинг и живая музыка. Акцент был сделан на экспорте бразильской музыки и заключении международных контрактов. Установленные во время саммита контакты и проведенные бизнес-встречи оцениваются в миллион долларов в перспективе на ближайшие 12 месяцев.  

По какому принципу вы выбирали главные темы саммита — синхронизация, музыкальный брендинг и живая музыка?

Могу с уверенностью сказать, что синхронизация и музыкальный брендинг — это пока еще не очень развитые части музыкального рынка. Даже люди, которые работают в рекламе и продвижении, не имеют глубокого представления о них. Мы хотим показать профессионалам в музыкальной сфере, что есть возможности для развития.

Что касается области живой музыки на международном рынке: как правило, программные директора обожают бразильскую музыку и с удовольствием рассматривают для концертов как молодых неизвестных исполнителей, так и уже состоявшихся и имеющих репутацию в Бразилии артистов, которые, однако, еще неизвестны зарубежной публике. Но, конечно, самым большим препятствием является стоимость международных перелетов. Поэтому мы решили обсудить с программными директорами такую идею: для каждой выбранной группы мы будем стараться покрыть расходы на перелет. Надеемся, что это поможет снизить существующие преграды, и наших артистов будут больше привлекать к участию в международных фестивалях. 

Какой была основная цель второго саммита? Удалось ли вам повторить успех 2017 года?

Одна из наших основных целей — это предоставить бразильским компаниям уникальную возможность пообщаться с профессионалами из основных целевых рынков нашей музыки без необходимости выезжать за пределы Бразилии. Чтобы достичь этой цели, мы провели большую аналитическую работу, и в конце концов нам удалось привлечь самых разных международных специалистов. Предпринятые нами действия можно с уверенностью назвать инновационными, ведь наша задача — это сделать рынок бразильской музыки более зрелым, генерировать больший доход, рабочие места и заключать выгодные сделки.

По вашему мнению, каково основное преимущество бразильской музыки, если мы сравниваем Бразилию с другими странами, и каковы ее основные конкурентоспособные характеристики?

Сравнивая Бразилию с другими странами, мы приходим к пониманию, что у нас есть большие возможности роста, связанные с размерами страны и ее экономической мощью. Нидерланды, например, — это 17-я мировая экономика, которая генерирует миллиард долларов США в год за счет своего музыкального рынка. А Бразилия — это 9-я экономика, которая генерирует всего 480 миллионов. Мы понимаем, что у нас есть потенциал роста как минимум в 500 миллионов долларов США.

Среди одних из главных конкурентоспособных характеристик бразильской музыки я бы назвал разнообразие и креативность. Благодаря исторически сложившемуся смешанному населению наша музыка объединяет в себе региональные ритмы, смешанные с традиционными ритмами, поп-музыкой, что порождает абсолютно новые и необычные вещи, которые просто не существуют в других странах. 

В прошлом году BME реализовал проект в Москве во время чемпионата мира по футболу. Как бы вы оценили российскую публику и ее интерес к бразильской музыке? 

Это было удивительно и неожиданно! Мы и не представляли, насколько русские любят бразильскую музыку, и что наши музыканты будут так встречены и приняты в Powerhouse[1]! Интерес к нашей музыке настолько высок, что некоторые россияне до сих пор обращаются к нам за информацией, чтобы узнать об актуальных тенденциях в этой сфере, следят за нашей деятельностью в социальных сетях.   

Какие вы видите основные сложности, с которыми сегодня сталкивается бразильская музыкальная индустрия?

На протяжении долгого времени, будучи частью креативной экономики, музыкальный рынок не управлялся должным образом. То, что происходит сегодня, — это относительно недавний процесс, начавшийся примерно семь лет назад. Довольно быстро наша страна зарекомендовала себя как большой музыкальный рынок (как я сказал ранее, наш потенциал роста составляет примерно 500 миллионов долларов США в год). Такие мероприятия, как BMS, проводятся как раз для того, чтобы сделать наш рынок еще более профессиональным, предоставлять возможности роста и достигать уровня других стран.

Какой музыкальный жанр сегодня наиболее коммерчески успешен в Бразилии?

Сертанежу. Но мы также наблюдаем и стремительный рост фанки. Сертанежу стал одним из первых музыкальных жанров, которые полностью профессионализировались, поэтому у него такая большая публика. В больших городах, таких как Сан-Паулу, независимая музыка (электронная, современная городская музыка и так далее) в целом тоже имеют большую аудиторию.

Уровень пиратства в Бразилии один из самых высоких в мире. Известно ли, сколько в год из-за этого теряет музыкальная индустрия?

По данным Национального форума по противодействию пиратству и контрабанде (Fórum Nacional Contra a Pirataria e Ilegalidade), компании и правительство теряют R$ 193,1 миллиардов из-за контрабанды товаров (данные на март 2019 года), но у нас нет исследований, касающихся конкретно музыкального рынка. Я считаю, что для этого рынка проблема пиратства в прошлом: сегодня, когда у нас столько стриминговых платформ и способов дистрибьюции, мы не так сильно страдаем от пиратства.

[1] Powerhouse Moscow — бар, ресторан, музыкальная студия и общественное пространство в Москве, на площадке которого во время чемпионата мира по футболу — 2018 проходили бесплатные концерты бразильской музыки в рамках проекта Brasil Music Exchange (BME).

Автор статьи: Марианна Осипова
0 поделились
Предыдущая статья

Amarelar

Следующая статья

Chamar alguém para sair

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + семь =

16 + 19 =

Регистрация