Японская эмиграция в Бразилию

За годы эмиграции в Бразилию переселилось около 250 тысяч японцев. Сейчас в стране проживает около 1,5 млн бразильцев японского происхождения, что составляет самую большую японскую диаспору за рубежом. Существует даже специальный термин «никкей», обозначающий бразильцев японского происхождения. Бразильцы, в свою очередь, являются пятой по количеству человек иностранной диаспорой в Японии – после китайской, корейской, филиппинской и вьетнамской. Их количество в 2018 году, согласно данным Генерального консульства Бразилии в Токио, составляло 196 781 человек, большинство из которых проживает в префектуре А́йти. Количество бразильцев, проживающих в Японии, значительно снизилось по сравнению с 2007 годом, когда оно составляло более 300 тысяч человек. 

Инициирующие факторы эмиграции

Прежде чем говорить о японской эмиграции в Бразилию как о явлении частном, необходимо разобраться в событиях, которые в целом сделали возможным начало эмиграции, инициирующих факторах этого глобального процесса.

В конце XVIII века в Англии начинается промышленная революция – переход от ручного труда к машинному, от мануфактур к фабрикам. Англичане, стремясь найти новые ранки сбыта для своих промышленных товаров, начинают навязывать миру концепцию свободной торговли и необходимость отхода от принципов меркантилизма, как следствие, – от рабства и работорговли.

В начале XIX века португальская монархия, отказавшись присоединиться к континентальной блокаде Англии во время наполеоновских войн, испытывает угрозу французского вторжения. Это вынуждает принца-регента Жоау – будущего короля Соединенного королевства Португалии, Бразилии и Алгарве Жоау VI – перенести двор из Лиссабона в Рио-де-Жанейро. Под охраной английского флота он прибывает в Бразилию 22 января 1808 года. Это был совершенно уникальный случай переноса королевской резиденции и всех органов управления из метрополии в колонию. Можно сказать, что символически с этого момента метрополия превращается в колонию, а колония становится метрополией.

Через два года после прибытия королевского дома в Бразилию, Англия и Португалия заключают договор «О союзе и дружбе», по которому среди прочего португальская монархия брала на себя обязательство принять меры по ограничению работорговли на подвластных ей территориях. Но поскольку растущее производство кофе в Бразилии того времени требовало большого количество рабочих рук, а альтернативы рабскому труду не существовало, этот договор не повлиял на объемы работорговли. Она приняла с начала 1820 годов еще больший размах, чем в начале XIX века.

7 ноября 1831 года принимается закон, объявлявший свободными всех рабов, которых попытались бы ввезти на территорию Бразилии начиная с этой даты, и вводивший суровое наказание для работорговцев. Их ждали телесные наказания и большой штраф за каждого раба, ввезенного на территорию страны, помимо издержек на доставку рабов обратно в Африку. Этот закон опять не сработал и был принят, по мнению бразильского историка Бориса Фаусту, чтобы англичане посмотрели и успокоились. В то время работорговцы еще не вызывали отрицательного отношения в обществе.

Так продолжалось вплоть до принятия 4 сентября 1850 года «Закона Эузебиу де Кейрос». Он подтверждал положения предыдущего закона 1831 года, а также приравнивал работорговлю к пиратству. После принятия этого закона количество ввозимых в страну рабов резко сократилось, с 54 тысяч человек в 1849 году до 3,3 тысяч в 1851, после чего ввоз невольников практически прекратился.

Вполне объяснимо, что после запрета работорговли сам институт рабства в стране был обречен. И тому были две причины. Первая – идеологического характера: если работорговля под запретом, то теряет законность и сама система рабовладения. Вторая причина состояла в том, что бразильские фазендейрус никогда, за редким исключением, не заботились об естественном воспроизводстве невольников и полностью зависели от ввоза рабов. Естественная убыль рабов постепенно сделала их количество недостаточным для выполнения всех работ. Возникал вопрос: кто заменит подневольную силу?

18 сентября 1850 был принят «Закон о земле». Он определял порядок владения частной собственностью в Бразилии и одновременно препятствовал доступу к земле со стороны будущих иммигрантов. Государственные земли следовало не раздавать, а продавать по достаточно высокой цене. Иностранцам, которым оплачивался переезд в Бразилию, было запрещено приобретать землю в течении трех лет после прибытия. Крупные плантаторы хотели привлечь иммигрантов на замену рабам, но не сделать из них собственников земли.

13 мая 1888 года принцессой Изабел, в то время регентом, правившим от имени своего отца императора Педро II, был подписан «Золотой закон», отменявший рабство. Это вызвало значительные изменения структуры трудовых и социальных отношений в Бразилии. Массовая иммиграция стала одной из самых важных социально-экономических перемен последних десятилетий XIX века. Она началась еще в период империи и достигла своего расцвета уже во времена Первой республики.

В своей книге «Краткая история Бразилии» Борис Фаусту приводит данные по количеству и национальному составу въехавших в страну в этот период мигрантов. «В 1887–1930 годах в страну въехали примерно 3,8 млн человек, причем на период 1887–1914 года пришлось больше всего въездов (около 72%). Такой наплыв объясняется тем, что на кофейном производстве в эти годы требовалось большое количество рабочих рук (если говорить про факторы способствовавшие иммиграции, лежащие в самой Бразилии). Первая мировая война значительно сократила приток иммигрантов. После ее окончания начинается вторая волна иммиграции, продлившаяся вплоть до мирового экономического кризиса, разразившегося в 1929 году. После него приток иммигрантов, приезжавших на работу практически иссяк. И единственным исключение стала японская иммиграция. Если смотреть на динамику данного процесса, то большое количество японцев въехало в Бразилию именно в период 1931–1940 год. Но они не стали самой многочисленной группой иммигрантов. Самой многочисленной стали итальянцы (35,5% за 1887–1930 год), португальцы (29% за 1887–1930 год) и испанцы (14,6% за 1887–1930 год). Японцы приезжали в основном в штат Сан-Паулу, и по сей день большинство этнических японцев проживает именно на территории этого штата, а также в штатах Парана, Мату-Гроссу-ду-Сул и Пара», – отмечает Борис Фаусту.

Первые контакты между представителями Японии и Бразилии

Заслуживает интерес первая встреча японцев и бразильцев, произошедшая в 1803 году. Причиной этой встречи послужила русская кругосветная экспедиция под командованием Ивана Федоровича Крузенштерна. В январе 1803 года, когда подготовка к экспедиции шла полным ходом, Александр I решил снарядить посольство в Японию на кораблях экспедиции и вместе с этим посольством отправить к себе на родину несколько японских моряков, уже длительное время проживавших в России. Четверо японцев, отправившиеся вместе с Крузенштерном, стали первыми японцами, увидевшими бразильскую землю 22 декабря 1803 года, когда российские корабли «Надежда» и «Нева» стали на якорь близ города Носса-Сеньора-ду-Дестерро (с 1894 года город Флорианополис).

История этих моряков занимательна. В 1793 году из порта в Токио выходит судно под названием «Вакамия-мару» с грузом риса и древесины. Его экипаж состоял из 17 человек. В Тихом океане судно сбилось с курса, лишилось паруса и спустя полгода дрейфа было прибито к Алеутским островам. На острове 16 выживших моряков прожили десять месяцев, затем были доставлены в Охотск, а потом в Иркутск, где они прожили около восьми лет. В 1803 году император России Александр I решил отправить их в Японию вместе с экспедицией Крузенштерна.

Крузенштерн довольно нелестно отзывался об этих японских мореплавателях в своих воспоминаниях, изданных под названием «На парусниках «Надежда» и «Нева» в Японию». «Японцы многократно на пути нашем подавали мне причину быть ими недовольным. Едва ли можно найти людей хуже, каковы они были. Я обходился с ними с особенным вниманием, даже своенравные их против меня поступки снося со всевозможным терпением, но все сие, чего они никак не заслуживали, не могло ни малейшего иметь действия на их беспокойные свойства. Леность, небрежение о чистоте тела и платья, всегдашняя угрюмость, злость в высочайшей степени – беспрестанно ознаменовали худой их нрав. Из них должно исключить одного только шестидесятилетнего старика, который во всем очень много отличался от своих соотечественников и который один только был достоин той милости нашего императора, что он повелел отвезть их в свое отечество. Японцы не хотели никогда приниматься за работу, даже и в такое время, когда могли видеть, что их помощь нужна и полезна», – писал Крузенштерн.

Впрочем, это были первые японцы, которые лишь взглянули на бразильскую землю, а не остались там жить, благополучно вернувшись на родину на российских кораблях в 1804 году.

Причины сравнительно позднего контакта представителей бразильской и японской культур необходимо искать в прошлом Японии, которая вплоть до второй половины XIX века оставалась слаборазвитой в технологическом плане страной, находившийся в добровольной самоизоляции под властью сёгуната Токугава. Ситуация стала меняться с 1868 года, когда в Японии начинается период просвещенного правления «Мэйдзи» императора Муцухито.

Ко времени смерти императора Муцухито, в 1912 году, Япония прошла через политическую, социальную и индустриальную революцию. Этот период ознаменовался отказом Японии от многовековой самоизоляции и становлением ее как мировой державы. Япония начала устанавливать дипломатические отношения с другими странами.

14 июля 1889 года бразильский военный корабль «Адмирал Барозу» во время своего кругосветного плавания останавливается в порту Якогамы. Вместе с этим кораблем в Бразилию прибыл Васабуро Отаке – первый японец, который не просто посетил эту страну, но и остался там жить в течение продолжительного времени. Известно, что он был выходцем из аристократической семьи и человеком очень образованным. Васабуро Отаке остался в Бразилии вплоть до 1896 года. Когда началась Японо-китайская война, исследователь решил вернуться, чтобы служить своей родине.

Васабуро Отаке стал автором первого японско-португальского словаря, увидевшего свет в 1918 году уже в Японии. Это была книга, практически обязательная в багаже эмигрантов из Японии.

Начало массовой эмиграции

Между тем в самой Бразилии происходят существенные изменения. 15 ноября 1889 года в Бразилии была провозглашена республика. И впервые дипломатические отношения Япония установила именно с Федеративной республикой Бразилией. Это произошло 5 ноября 1895 года, во время подписания в Париже «Договора о дружбе, торговле и навигации». Он вступил в силу 12 декабря 1897 года. В обеих странах были открыты дипломатические миссии. Японская дипломатическая миссия была открыта 23 августе в городе Петрополис, бразильская дипломатическая миссия была открыта в сентябре. Васабуро Отаке стал первым переводчиком бразильского посольства в Японии.

Необходимо отметить, что в описываемый период времени, даже если и были единичные случаи переезда японцев в Бразилию, то не было и намека на массовость этой эмиграции, в то время как, например, итальянская эмиграция шла полным ходом. И так продолжалось до начала XX века.

19 апреля 1905 года Фукаси Сигимура получает назначение на пост министра и полномочного представителя Японии в Бразилии. Он посещает штат Минас-Жерайс и кофейные плантации в Сан-Паулу. По результатам этой поездки министр готовит доклад, в котором рекомендует японскую эмиграцию. Этот документ сыграл решающую роль.

Годом позднее президент Императорской компании по эмиграции Риу Мизуно совершает поездку в Перу, Чили, Аргентину, а также на кофейные плантации в Бразилию. В 1907 году Императорская компания по эмиграции и министр сельского хозяйства штата Сан-Паулу подписывают соглашение, по которому компания обязывается привести три тысячи японских иммигрантов для работы на кофейных плантациях.

На первый взгляд, факт того, что министр сельского хозяйства отдельного штата Бразилии подписывает соглашение, давшее начало японской эмиграции, может показаться странным. Но стоит помнить, что согласно первой республиканской конституции 1891 года, штаты Бразилии получили огромную автономию, в том числе брать кредиты у других государств, не советуясь с федеральным правительством, и даже содержать собственные военизированные подразделения.

Почему же, если шла полным ходом итальянская эмиграция, на кофейных плантациях Сан-Паулу потребовались японцы? Дело было в плохом отношении к вновь прибывшим на самих плантациях, постоянных жалобах, которыми итальянцы заваливали своих консулов в Бразилии. В марте 1902 года итальянскими властями был введен запрет на субсидируемую эмиграцию в Бразилию, известный как «Декрет Принетти», по имени министра иностранных дел Италии. Желающие уехать в Бразилию могли свободно делать это, но теперь уже за свой счет. После принятия «Декрета Принетти», уже на следующий год, из Бразилии выехали 36 400 итальянцев.

18 июня 1908 года в порт Сантус прибывает корабль «Касато Мару», вышедший 52 днями ранее из Кобе (Япония). На его борту в Бразилию пребывают первые 781 японских иммигрантов – 158 семей. Эта была первая группа переселенцев, которые должны были работать на кофейных плантациях штата. До 1925 года иммиграция осуществлялась за счет штата Сан-Паулу.

Выделяют ряд причин начала массовой японской эмиграции в Бразилию. Они обусловлены как развитием самой Бразилии, так и событиями, происходящими в Японии. Среди них растущая кофейная отрасль Бразилии и остановка притока эмигрантов из Европы, опасения, что «на полях не хватит рабочих рук». В Японии конца XIX – начала XX века рост населения опережал экономическое развитие, что вызывало безработицу и стало основным фактором эмиграции.

Говоря про японскую эмиграцию, нужно отметить, что в Бразилию приезжали целыми семьями, а не холостые мужчины. В этом японская эмиграция похожа на испанскую. Испанцы также приезжали целыми семьями с детьми. Японская община успешно сопротивлялась ассимиляции в бразильское общество, сохраняя свой язык, обычаи и культуру. Вновь прибывшим японцам было проще – они попадали в привычную культурную среду. До сих в районах массового проживания японцев в Сан-Паулу можно встретить в большом количестве вывески на японском языке. Там есть японские школы, буддийские и синтоистские храмы, рестораны национальной кухни.

Три волны японской эмиграции в Бразилию

В 1929 году первые японские эмигранты прибывают в Амазонию – на север Бразилии. В противоположность своим соотечественникам, которые приплыли в 1908 году в Сантус для того, чтобы работать на кофейных плантациях, японцы, иммигрирующие на север, пересекли океан, чтобы стать собственниками земель в Амазонии.

Казалось бы, все было спланировано. Японское правительство заранее позаботилось о том, чтобы подготовить первую техническую миссию в регион, изучив климат, почвы, географию и минералогию, ботанику и заболевания Амазонии. В 1926 годы в штат Пара была направлена группа японских ученых, в качестве основной миссии которых было найти земли, пригодные для развития сельского хозяйства. В результате поисков предварительно были определены зоны благоприятные для заселения в штатах Амазонас и Пара.

В бассейне реки Акарá, в колонии в Томé-Асу, планировалось выращивать какао. В 1929 году пребывают первые 189 человек – 42 семьи. В январе 1929 была основана компания Nipônica de Plantação do Brasil, и было подтверждено, что каждый эмигрант получит 25 гектаров земли. Компания обязывалась помочь с материалами для постройки домов из дерева и обеспечить инструментами для расчистки участков от леса. Также был построен госпиталь и склад для снабжения продуктами первой необходимости. Когда соотечественники с юга прознали про все эти планы, они прозвали иммигрантов с севера баловнями. Но реальность сильно отличалась от того, что планировалось.

Плантации какао не плодоносили, и вскоре они были заброшены. Колонисты занялись выращиванием риса, овощей и прочих продуктов для выживания. Нищета постучалась в двери, многие переселенцы заболели малярией.

После вступления Бразилии во Вторую мировую войну, ситуация сильно ухудшилась. Японские эмигранты, также как и немцы, и итальянцы, стали свидетелями недоверия со стороны жителей региона и правительства. В Белеме военные и гражданские поджигали дома и магазины японцев, нападали на них, закидывали камнями.

Пытаясь разрешить эту ситуацию, правительство Бразилии в 1943 году решило создать такие места, где эмигранты могли бы находиться в период войны. Приблизительно 480 японских семей, 32 немца и несколько итальянцев были перевезены в Томé-Асу. Они были изолированы, им было запрещено говорить на родном языке и ходить группами. Тем не менее ситуацию нельзя сравнить с той, в которой находились евреи в нацистских лагерях. Этот концентрационный лагерь просуществовал вплоть до конца войны. С ее окончанием японцы, немцы и итальянцы смогли вернуться в свои дома, чтобы попробовать начать новую жизнь в Бразилии. Томе-Асу был не единственным концентрационным лагерем в Бразилии во время Второй мировой войны. Всего в стране было шесть подобных лагерей в различных штатах.

Бразильская конституция 1934 года, принятая во время первого президентства Жетулиу Варгаса, устанавливала квоты для иммигрантов. Годовая квота на въезд новых иммигрантов была ограничена 2% от числа представителей каждой национальности, въехавших в страну за последние 50 лет до 1933 года.

В случае японцев квота составляла 2 849 человек – 2% от общего количества иммигрантов – 142 457 человек, въехавших в Бразилию до 1933 года. В июне 1941 года состоялось прибытие последнего корабля с японскими эмигрантами перед разрывом дипломатических отношений с Японией и вступлением Бразилии во Вторую мировую войну. В общей сложности 188 986 японцев въехали в Бразилию до этой даты.

Японская эмиграция возобновится лишь в 1953 году с прибытием корабля «Сантос Мару», который доставил 54 японских переселенца в Амазонию. Эмиграция продолжалась до 14 февраля 1973 года и закончилась с окончанием рейса корабля из порта Йокогамы «Ниппон Мару», который привез в Бразилию 285 японцев.

В целом весь процесс японской эмиграции в Бразилию можно разбить на три периода. Первая волна охватывает период между 1908 и 1941 годами. Мигранты имели сельское происхождение – мелкие земельные собственники или арендаторы в Японии – и направлялись на кофейные плантации.

Вторая волна пришлась на период между 1953 и 1962 годами. Бразилия в это время имела недолгий опыт демократического развития между окончанием Второй мировой войны и режимом военной диктатуры. Переселенцы из Японии приезжали с целью арендовать земли на постоянной основе и были рассеяны по многочисленным колониям в различных штатах.

Третья волна эмиграции связана с развитием промышленности в Японии и бразильским экономическим чудом – периодом ускоренного роста бразильской экономики между 1969 и 1973 годами. Этот период характеризуется выходом японского капитала, технологий и компаний на бразильский рынок. При этом в Бразилию приехало сравнительно небольшое количество японцев.

Байро-да-Либердаде

Самое большое количество никкеев проживает в Сан-Паулу. В городе существует целый район Байро-да-Либердаде, который в настоящее время не является исключительно японским, а скорее азиатским.

Байро-да-Либердаде – дословно «район свободы». До XIX века этот периферийный район Сан-Паулу был известен как «пороховой район» из-за расположенных в нем пороховых погребов, построенных в 1754 году. Туристы, прогуливающиеся сегодня по Площади свободы, давшей название всему району, должно быть, не знают, что раньше это место было печально известно как Площадь виселицы. Оно служило местом исполнения наказаний с 1604 года. На этой площади вплоть до 1891 года, когда она получила название Площадь свободы, проводились казни преступников и рабов.

История происхождения названия Площади Свободы очень интересна. Существует официальная версия и легенда. Легенда связывает это название с именем капрала Франсиску Шагаса, более известного как Шагиньяс. Он был одним из лидеров военного мятежа, вспыхнувшего в гарнизоне города Сантус в 1821 году, незадолго до провозглашения независимости Бразилии. После подавления этого мятежа Шагиньяс и его соратник Жозе Котиндиба были приговорены к смертной казни через повешение. Жозе был повешен быстро, а вот Шагиньяс – нет. Во время повешения веревка порвалась. Публика, собравшаяся посмотреть на казнь, стала просить помилования, видя в этом божественное присутствие, и кричать «liberdade» – свобода. Шагиньяс попробовали повесить еще раз, но веревка снова порвалась. И только с третьей попытки приговор удалось привести в исполнение. Крики толпы, по легенде, и дали название площади, а затем и району.

Начиная с XIX века в районе стали селиться португальские и итальянские эмигранты. Были построены дома и особняки, которые чуть позже трансформировали в пансионы для японцев. Украшение района в японском стиле было завершено в 1974 году. Оно было сделано по инициативе местных магазинов при поддержке Министерства городского туризма. Это украшение сделало район одной из основных туристических точек города. Здесь, по адресу: Жоаким, 381, 18 июня 1978 года, в день празднования 70-летнего юбилея начала японской иммиграции, был открыт Исторический музей японской эмиграции в Бразилию, в фондах которого хранится более 97 тысяч экспонатов, среди которых фотографии, книги, одежда и прочие предметы, иллюстрирующие историю японской эмиграции.

Реэмиграция

Вклад японских эмигрантов в бразильскую культуру сложно переоценить. Элементы японской культуры проступают в пейзажах Байро-да-Либердаде и городах, основанных японскими эмигрантами, таких как Бастос в глубинке штата Сан-Паулу и Асаи штата Парана. Само название Асаи в переводе с японского означает «восходящее солнце». Буддизм, принесенный в Бразилию именно японцами, единоборства, среди которых выделяется бразильское джиу-джитсу, – все это узнаваемые и значимые черты японской культуры.

Говоря про современное состояние отношений между Японией и Бразилией, нельзя не упомянуть такой феномен как dekassegui. В японском языке это слово состоит из двух иероглифов deru, что означает «уезжать» и kassegu – «зарабатывать на жизнь». Это понятие обозначает любого человека, который оставляет землю, где он родился, чтобы временно работать в другом регионе. Первоначально данным словом обозначали сезонных рабочих, в особенности с севера Японии, которые в зимний период искали работу на юге. Сейчас в Японии это понятие применяется для обозначения иностранных рабочих, приезжающих в страну с целью заработать деньги.

В Бразилии слово наполнилось специфическим значением, описывая бразильцев японского происхождения и членов их семей, которые реэмигрировали в Японию в поисках работы. Феномен декасеги – это движение, которое фактически началось в конце 1980-х годов, официально стартовав в июне 1990 года с изменением японского миграционного законодательства, которое даровало потомкам японских эмигрантов право получать длительную визу, разрешающую экономическую активность в стране.

Декасеги представляет собой часть общего миграционного движения, которое усилилось начиная с 1980-х годов из-за экономического кризиса. Оно включило в себя, помимо Японии, другие направления, такие как США, Парагвай, Европа. Этот процесс разрывает исторически сложившуюся традицию Бразилии, выступающей в качестве страны, всегда принимающей выходцев из других стран. Поток мигрантов сменил направление.

Бразильцы в Японии представляют собой пятую по количеству человек иностранную диаспору, после китайцев, корейцев, филиппинцев и вьетнамцев. И главное отличие бразильских мигрантов от других иностранцев, проживающих в Японии, это происхождение. Большинство бразильцев, проживающих в Японии, имеют японские корни, либо являются членами семей потомков японских эмигрантов. Это обязательное условие для получение длительной визы с правом на работу.

Около 75% бразильцев, проживающих в Японии, представляют собой экономически активный слой населения в возрасте от 20 до 59 лет. Они проживают в префектурах Айти и Шизуока. Главным барьером для их адаптации является язык и привычки самих японцев. Большая часть приезжих, несмотря на то, что внешне выглядит как японцы и имеет близких японских родственников, не ведет себя как настоящие японцы. Существует определенная дистанция в отношениях с коренными японцами, не велик и интерес к традиционной японской культуре. Противоречие между «быть» и «казаться» рождает конфликтные ситуации и затрудняет принятие коренными японцами приезжих. Возможно, поэтому большая часть мигрантов не намеревается закрепиться в Японии и не рассматривают ее как место постоянного проживания.

https://aventurasnahistoria.uol.com.br/noticias/almanaque/o-campo-de-concentracao-para-inimigos-da-nacao-em-tome-acu-no-para.phtml

https://super.abril.com.br/historia/os-campos-de-concentracao-no-brasil/

https://www.researchgate.net/publication/250991578_Permanentemente_Temporario_Dekasseguis_Brasileiros_no_Japao

Автор статьи: Михаил Стулов
Хэштеги:
0 поделились
Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 3 =

[wppb-login] Регистрация