© André Luiz Moreira

Тень терроризма

Террористическая активность в Бразилии, и как ИГИЛ[1] добрался до латиноамериканских земель

Принято считать, что терроризм – это глобальная проблема, для борьбы с которой необходимо объединить усилия государств мира. В России, учитывая исторический контекст, такой подход кажется логичным и, в сущности, безальтернативным, однако практика показывает, что отнюдь не все страны разделяют установку на совместную борьбу с «мировым злом». Представляется, что причина может лежать не в плоскости каких-то «личных» мотивов или желании саботировать, а в различном историческом опыте. Случай Бразилии подтверждает, что отсутствие обширного опыта антитеррористической борьбы на национальном уровне обусловливает ограниченность международного сотрудничества на этом направлении. В свете этого важно понять, какова в целом ситуация с деятельностью террористических организаций в Бразилии и насколько большое значение имеет эта проблема для бразильцев.

Прежде всего, надо понять, чтó мы называем терроризмом, поскольку в отсутствии общепринятой формулировки важно определиться, по крайней мере, с общей системой координат. В самом широком смысле под терроризмом подразумевают насильственные действия индивидуального или группового характера, которые направлены на запугивание, внушение страха и паники, прежде всего, среди гражданского населения. Терроризм это метод достижения политических, религиозных, экологических или любых других целей, а не сама цель как таковая. На уровне ООН терроризм определяется также как «преступные акты, направленные или рассчитанные на создание атмосферы террора среди широкой общественности…и которые не могут быть оправданы ни под каким предлогом».

Бразилия столкнулась с террористической активностью уже в 40-х годах ХХ века. Интересно, что тогда всплеск насилия был связан с конфликтом внутри одной из самых изолированных на тот момент прослоек общества – японской диаспорой. В начале ХХ века японцы рассматривали Бразилию как путь к новой жизни и массово уезжали из родной страны на заработки в Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро. К 30-м годам ХХ века японская диаспора в Бразилии была самой многочисленной в мире, но при этом плохо интегрированной. Японцы были закрыты по отношению к бразильцам, по возможности не учили и не использовали португальский язык, а также старались жить ближе друг к другу. Их обособленность проявилась во время Второй мировой войны, когда Бразилия выступила на стороне союзников. Права японских иммигрантов притеснялись, им запретили использовать публично родной язык, было прекращено циркулирование прессы на японском. Результатом стал рост недоверия японо-бразильцев к властям: часть диаспоры не поверила новостям о капитуляции Японии и ее поражении, посчитав это пропагандой Запада. Сторонники этой версии – Shindo Renmei – стали применять методы терроризма по отношению к тем, кто смирился с поражением Империи: были убиты 23 человека и ранено порядка 140. Хотя этот терроризм носил исключительно внутригрупповой характер и никак не отражался на рядовых бразильцах, он все же смог посеять страх и породить недоверие к японской общине, отголоски которой можно встретить и сейчас.

После инцидента с японо-бразильцами термин терроризм на некоторое время покинул политическую повестку, вернувшись в период военной диктатуры: тогда он, в основном, применялся по отношению к подпольным группам правых и левых активистов, использовавших террористические методы против режима. 

На современном этапе Бразилия активизировала свою антитеррористическую деятельность на фоне растущей угрозы со стороны привнесенных извне идеологий. Хотя на территории страны действуют и полутеррористические организации собственно бразильского происхождения, наибольшее беспокойство вызывает все же организации, ассоциированные с радикальным исламом. Сегодня о последних говорят все чаще, а их влияние в регионе в целом и в Бразилии в частности постоянно растет. Не имея большого опыта противодействия терроризму, Бразилиа долгое время не уделяла особенного внимания проблеме ни на законодательном уровне, ни на уровне оперативных действий. Интересно, что до 2016 г. в стране даже не было полноценного антитеррористического закона, который бы определял основные понятия, цели и средства борьбы с терроризмом. В преддверии Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро летом 2016 г. появилось четкое осознание реальности угроз со стороны радикалов – а их было озвучено немало – и правительство постаралось принять все возможные меры для обеспечения безопасности гостей Олимпиады. Непосредственно перед стартом Игр была задержана группа преступников, планировавших теракты на крупных спортивных мероприятиях; также злоумышленники вели активную работу в социальных сетях по распространению идей ИГ. Это первый случай в Бразилии, когда, во-первых, была зафиксирована приверженность радикальным идеям ДАЕШ, а во-вторых, был задействован новый Антитеррористический закон. В мае 2017 г. участников группы осудили и приговорили к тюремным срокам от пяти до пятнадцати лет. Некоторые, впрочем, считают эту операцию и дальнейший процесс если не постановочными, то, по крайней мере, не лишенными игры на камеру, уж слишком гладко и «вовремя» все произошло. Кроме того, осудили задержанных, в сущности, за намерения в отсутствии какой-либо конкретики относительно этих намерений: не было ни четкого плана, ни средств для совершения теракта, ни даже установленной связи с боевиками ИГИЛ. 

Представляется, что недооценивать угрозу распространения радикальных исламсистских учений все же нельзя. Радикальный ислам пришел в Латинскую Америку и не может обойти стороной крупнейшую страну региона. Хотя, по оценкам исследователей из авторитетного Pew Research Center, Латино-Карибские страны в меньшей степени, чем другие части мира, подвержены тенденциям к исламизации и росту мусульманского населения, радикальные идеи могут находить отклик и в бразильской среде. Основная «пища» для радикалов – это бедность, социальная незащищенность и дезинтеграция, отсутствие перспектив для самых молодых и активных слоев населения. Все это в избытке есть в Бразилии (вспомним хотя бы бразильские фавелы), и такое положение вещей является фактором риска даже в «самом христианском регионе» планеты. В сущности, проблема лежит не в плоскости количества проживающих на территории Бразилии мусульман – в соседней Аргентине, например, их значительно больше, не говоря о том, что мусульманин не означает террорист – а в том, насколько успешно рекрутеры и проповедники организаций типа ИГ смогут использовать тяжелое положение отдельных бразильцев для распространения своих разрушительных идей. Бразильскому государству, не имеющему основательного опыта в борьбе с терроризмом, вероятно, все же придется озаботиться этой проблематикой: для международного терроризма понятие «Запад» имеет очень широкие границы, а значит, рано или поздно радикализм может проникнуть и в Бразилию.

[1] ИГИЛ, ИГ, ДАИШ, ДАЕШ, ISIS – здесь и далее – террористическая организация, запрещенная на территории РФ.

Автор статьи: Анастасия Борик
Хэштеги:
0 поделились
Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два + 10 =

[wppb-login] Регистрация