Феномен Коэльо на родине Толстого и Достоевского

Пауло Коэльо – знаменитый бразильский писатель, который очень хотел, чтобы его читали по всему миру. Несколько раз он был в России и встречался не только с многочисленными поклонниками своего творчества, но и с президентом страны.

Автор «Алхимика» в России

Во время одной из поездок в Россию Пауло Коэльо совершил семнадцатидневное путешествие по Транссибу. Он посетил Москву, Екатеринбург, Новосибирск, Иркутск, Владивосток – и везде встречался с читателями, дарил им свое внимание и раздавал автографы. И они платили  взаимностью – любовью к его книгам и признанием его творчества.

Можно сказать, что писатель был если и не обласкан, то точно замечен российскими СМИ. Свои материалы посвятили ему «Новая газета», «Известия», другие периодические издания. Пауло Коэльо принял участие в нескольких ток-шоу, из которых заметной стала передача «Принцип домино», о нем был снят и показан документальный фильм. Коэльо принимал активное участие в Московской книжной ярмарке, проводил пресс-конференции и встречи с читателями.

Признание к автору, выражающееся в огромных тиражах его книг, пришло не сразу и только благодаря планомерным усилиям по продвижению его произведений. Впервые на русский язык самый знаменитый роман Пауло Коэльо «Алхимик» был переведен в 1998 году с французского языка. Его выпустило издательство «Беловодье» в серии «Эзотерические сказки». Можно сказать, что книга осталась незамеченной и не произвела какого-либо впечатления на читающую публику.  

Два года ушло на поиск издательства, готового вести профессиональную рекламную компанию книг Пауло Коэльо и подготовку к печати нового перевода. И вот наконец в 2000 году в переводе уже с португальского языка Александра Сергеевича Богдановского «Алхимик» выходит в издательстве «София». Книга стала бестселлером и поднялась на первые позиции рейтингов, вызывая недоумение критиков и энтузиазм читателей. Как отметил сам автор, огромная пропасть лежит между читательскими предпочтениями и мнением экспертов. И он знал, о чем говорит, ведь эта история в точности повторила двойственность восприятия его творчества на родине писателя.


Встреча Путина с Пауло Коэльо в Ново-Огарево, 1 июня 2006 года © kremlin.ru

Культурный феномен Коэльо на родине

Пауло Коэльо – единственный бразильский писатель, чьи все пять выпущенных книг сразу после издания попали в списки бестселлеров. При стабильно удерживаемых верхних строчках рейтингов продаж он не был включен в состав делегации из 18 человек, представляющей Бразилию на Франкфуртской книжной ярмарке в 1994 году. Общее мнение критиков и коллег по цеху сформулировал журнал «Вежа»: «Сколь бы ни были плохи наши писатели, а все же получше будут, чем Пауло Коэльо. То, что он делает, вполне понятно. Только не надо даже пытаться выдавать себя за писателя, ибо в Пауло Коэльо литературы столько же, сколько в моих ношенных носках».

Из писателей в защиту бразильского культурного феномена, ставшего впоследствии феноменом мировым, высказался только Жоржи Амаду: «Бразильские интеллектуалы нападают на Коэльо по одной-единственной причине, и причина эта – его успех». Свою поддержку оказал также и известный бразильский поэт и композитор Шику Буарке.

Между тем началось триумфальное шествие книг Коэльо по миру, и лидеры общественных мнений, так или иначе, были вынуждены поляризоваться относительно его книг. Среди его почитателей оказались Жак Ширак, Мадонна и Билл Клинтон. Независимо от того, хотели или нет соотечественники видеть Пауло Коэльо представителем Бразилии в мире, именно он стал человеком, общающимся с президентами стран, крупными религиозными деятелями и значимыми фигурами культурной жизни разных народов. Вслед за своими книгами он перелетал с континента на континент, боролся с пиратскими изданиями в Иране и Египте, писал письмо с резкой критикой Буша за вторжение в Ирак (его прочитало более четырехсот миллионов человек), а также отвечал «Комсомольской правде» по поводу ее версии прототипа книги «Заир».

«Уважаемая газета «Комсомольская правда» и ее читатели! Благодаря вашей газете, я с большим интересом узнал, что, оказывается, три года назад у меня был роман с модельершей Анной Росса и что якобы эта женщина стала прототипом главной героини моей новой книги «Заир», которая в России поступит в продажу 23 апреля. К счастью или к сожалению – этого мы никогда не узнаем, – но эта информация не соответствует действительности. «Заир», наверное, одно из наиболее личных моих произведений, и посвятил я его своей жене Кристине Ойтисике, с которой не расстаюсь уже около 25 лет. Желаю и Анне Росса, и вашей газете удачи и любви. Искренне ваш, Пауло Коэльо».

Секрет успеха

Пожалуй, лучше всего секрет успеха Коэльо сформулировал его первый издатель Эрнесту Мандарину: «Обычно авторы приносят рукопись в издательство, и все прочее их не касается – они не прилагают никаких усилий для того, чтобы их книги покупали. Пауло же не только давал интервью в газетах, журналах, на телевидении и по радио, но и читал лекции при всяком удобном случае».

Чтобы стимулировать читательский интерес к своим первым книгам, Пауло Коэльо вместе с женой раздавал рекламные листовки, оставлял продавцам книжных магазинов подарочные экземпляры с автографом, не брезговал проплаченными хвалебными репортажами на радио. Книги с дарственными надписями рассылались ключевым фигурам бразильских СМИ. Со своими бесплатными лекциями Коэльо, подобно миссионеру, выступал не только в престижных залах, но и в небольших отелях и частных домах. По окончании лекций слушатели могли получить экземпляры книг с автографом.

Вскоре лекции Коэльо стали пользоваться огромной популярностью, а сам он принимал самое активное участие в планировании распространения своих книг. Позднее Эрнесту Мандарину отметил, что Пауло Коэльо превратил книгу в массовый продукт потребления и совершил настоящую революцию на книгоиздательском рынке Бразилии, где раньше доминировали смехотворные тысячные тиражи: «Благодаря ему рынок поднялся. Пауло Коэльо, можно сказать, возвеличил книгу в Бразилии и нашу литературу в мире».

Критики и читатели Коэльо в России

При всем этом оглушительном успехе бразильские критики оставались единодушны в отказе признания творчества Пауло Коэльо высокой литературой. Их русские коллеги, впитавшие в себя знойную Бразилию через творчество Жоржи Амаду, также не скупились порою на язвительные замечания, несмотря на то, что уже в 2002 году «Алхимик», «Вероника решает умереть», «Пятая гора», «Книга воина Света» и «Дьявол и сеньорита Прим» попали в десятку бестселлеров.

«Коэльо со всей своей назидательностью и морализаторством, всеми этими «знаниями» и «поисками пути» скучен до оскомины», – пишет Елена Белякова в «Литературной газете». С ней солидарен Дмитрий Быков, обращаясь к читателю от имени бразильского писателя в стихотворении «Коэльо едет»: «…везде, трюизмы изрекая, я обращался к небесам… Но я посредственность такая, что это знаю даже сам! Ужели обкурилась дури на это время вся страна? Ведь всей моей литературе в базарный день пятак цена! Слова пустые, разум птичий, идеи девственно просты… Ужель у вас такой обычай – богов творить из пустоты?!».

И мы вновь сталкиваемся с глубокой пропастью между критиками и читателями, а также тем, что за произведениями Пауло Коэльо, как за деревьями леса, зачастую не видят культурный феномен Пауло Коэльо – явление более масштабное и интересное, включающее в себя его личность, его деятельность по книгораспространению и превращению книги в средство глобальной интеграции отдельных стран в мировое сообщество. 

 

Как я спасала страну от всеобщей коэльозации

Елена Белякова

Был, был такой эпизод в моей биографии. Спасти, правда, не удалось, «коэльомания» в России началась, но всё-таки на пять лет позже. А дело было так. В 1993 году знакомый привёз мне из Бразилии посылку от неизвестного мне сеньора по имени Паулу Коэльу (именно так следовало бы писать его имя на русском: если Жоржи Амаду, то и Паулу Коэльу). Этот неизвестный господин прислал мне свою книгу на португальском и английском, присовокупив письменную просьбу перевести её на русский и способствовать изданию в России.

Книга называлась «Алхимик». Я дочитала ее с трудом, хотя ничего сложного в ней не было: предложения все простые, да и лексика общеупотребительная – это вам не Жоржи Амаду с его «толстовскими» фразами на полстраницы и регионализмами, которых ни в одном словаре не найдёшь. Не дочитала, а, можно сказать, домучила книжку: такой занудной и банальной она мне показалась. И ничтоже сумняшеся я написала автору, что на родине Толстого и Достоевского такое никто читать не будет.

Как же я ошибалась! Ещё как стали читать. Общий тираж его книг, изданных на русском языке, превысил 15 миллионов экземпляров. Но в 1993 году я и представить не могла, что к 2000-м годам в России вырастет поколение, не читавшее ни Толстого, ни Достоевского, для которого книги Коэльо станут откровением. Позднее в одном интервью он обмолвился, что некоторые скептики сомневались в его успехе в стране Толстого и Достоевского, но были посрамлены. Я приняла это высказывание на свой счёт.

Написала я автору, что думаю о его книге, и напрочь забыла. Потом, когда началась коэльомания, имя популярного автора показалось мне смутно знакомым. Хорошо, что я никогда не выбрасываю письма. Нашла я и его письмо. Вот, оказывается, кого я так неполиткорректно отшила. Иногда меня спрашивают, не жалею ли я об упущенной возможности. Скажу честно: нет. Позже я могла бы ещё вскочить в последний вагон: мне предлагали перевести «Вероника решает умереть» – я отказалась. Лучше иметь чистую совесть, чем чистую прибыль.

Вот так знакомство русскоязычных читателей с творчеством Паулу Коэльо произошло на пять лет позже, чем могло бы.

Также по теме: Фернанду Морайс «Маг. Биография Пауло Коэльо».

Автор статьи: Дарья Корнилова
Хэштеги:
0 поделились
Предыдущая статья

Бразилия на пути в космос

Следующая статья

Бразилия времён диктатуры в лучших песнях эпохи

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × 3 =

три × 2 =

Регистрация